Меню Рубрики

Послеоперационная летальность острый аппендицит

Глава VIII. Диагностические ошибки в структуре летальности при остром аппендиците

Летальность при остром аппендиците чаще всего объясняется поздним поступлением больных с перитонитом, исход которого при всех усилиях хирургов предопределен. Но, как показывает практика, позднее поступление больных в хирургический стационар нередко обусловлено не только попытками самолечения, но и самыми разнообразными ошибками диагностики острого аппендицита на догоспитальном этапе. Большинство ошибок вызвано неправильным представлением врачей об особенностях клинической симптоматики некоторых сложных форм острого аппендицита.

Чтобы выяснить, как диагностические ошибки сказываются на конечных результатах лечения острого аппендицита, мы провели анализ 175 историй болезни больных, умерших от острого аппендицита. Одну группу составили умершие в нашей клинике и городе за несколько лет (51 — взрослые и дети), вторую группу — умершие в других регионах (124 — только взрослые).

Дети в возрасте от 1 года до 8 лет в структуре летальности от острого аппендицита составляют примерно 20-25% от общего числа умерших от острого аппендицита (10 человек из 51). Лица пожилого и старческого возраста в структуре летальности составляют 37% (43 из 124).

Мужчины среди умерших преобладали над женщинами (соотношение 98 к 77). Последнее несколько парадоксально, так как известно, что численность женщин больше, чем мужчин, и, по всем данным, заболеваемость острым аппендицитом среди них значительно выше.

Из 175 умерших от острого аппендицита 41 человек (23,5%) поздно обратился за медицинской помощью, из них поздно (от суток до 2) — 17 и очень поздно (на 3-8-е сутки от момента заболевания), при уже развившихся явлениях перитонита — 24 человека (13,7%). Большинство из них пожилые люди в возрасте 65-70 лет, старше 70 лет было 18 больных. Все они не придавали должного значения появившимся в животе болям, терпели, считая, что все это пройдет. В двух случаях (на 8-е сутки) поступили женщины 80 и 93 лет, которые предпринимали попытки самолечения, считая, что в их возрасте «медицина ни к чему», и только при усилении болей в крайне тяжелом состоянии вынуждены были вызвать врача. У обеих на всех этапах госпитализации была диагностирована непроходимость кишечника и с этим диагнозом произведена операция. Во время лапаротомии обнаружена перфорация червеобразного отростка, которая и была причиной перитонита с явлениями вторичной динамической непроходимости.

При позднем обращении за медицинской помощью из-за явлений развивающегося перитонита в приемных отделениях больниц часто острый аппендицит не диагностировали и больным производили операцию по поводу «перитонита неясной этиологии», «холецистита» и т. д. и только во время операции обнаруживали, что причина перитонита — перфоративный аппендицит. Подобные ошибки диагностики наблюдали при атипичном приступе острого аппендицита. Врачи поликлиник и службы скорой помощи расценивали начало острого аппендицита как «гастроэнтерит», ОРЗ, с госпитализацией не спешили и проводили лечение на дому.

В качестве примера того, как ошибка диагностики врача службы скорой помощи может повлечь за собой целую цепочку диагностических ошибок при довольно типичном течении острого аппендицита, можно привести следующую историю болезни.

Больной, 28 лет, инженер, заболел, когда находился в командировке. В гостинице почувствовал нерезкие боли в животе и тошноту. Вызвал врача службы скорой помощи, который, осмотрев больного, решил, что боли в животе обусловлены запором (стула у больного не было 4 дня), назначил очистительную клизму. Направления на госпитализацию больному дано не было. Утром он пошел на работу, хотя его по-прежнему беспокоили боли. Из-за усиления болей на 4-е сутки от начала заболевания он решил вернуться домой. Ехал в поезде 8 ч.

По приезде домой тотчас обратился к врачу, который направил его в инфекционную больницу с подозрением на дизентерию, так как в кале отмечено небольшое количество слизи и прожилки крови, но частого жидкого стула не было. В течение 7 сут больного обследовали инфекционисты. При ректороманоскопии было обнаружено бугристое, легко кровоточащее образование. Был установлен диагноз «рак прямой кишки». На 11-й день с момента заболевания больного направили в городской онкологический диспансер. Онколог, осмотрев больного, согласился с тем, что имеется рак прямой кишки. Явления раздражения брюшины и явные признаки перитонита объясняли тем, что у больного имелся «раковый перитонит». Ввиду тяжелого состояния больного созван консилиум. Решено произвести диагностическую пункцию опухоли через прямую кишку. Получен гной с колибациллярным запахом. Через прямую кишку гнойник вскрыт. Выделилось около 500 мл зловонного гноя. Лапаротомию не производили. Смерть наступила через 72 ч после вскрытия абсцесса (на 16-е сутки от начала заболевания). На вскрытии обнаружен разлитой перитонит аппендикулярного происхождения.

Анализ историй болезни 124 умерших от острого аппендицита позволяет выделить несколько групп в зависимости от причины летального исхода (табл. 12).

Таблица 12. Частота основных причин летального исхода при остром аппендиците
Причина летального исхода Число умерших
Позднее обращение за медицинской помощью и самолечение 28
Ошибки диагностики на догоспитальном этапе:
лечение на дому медицинскими работниками 13
отказы врачей службы скорой помощи в госпитализации 6
Диагностические ошибки врачей стационара:
в терапевтическом стационаре 3
в инфекционном стационаре 3
в приемном отделении 24
Гипердиагностика острого аппендицита 5
Разрушение аппендикулярного инфильтрата 4
Технические ошибки при выполнении аппендэктомии 7
Осложнения при проведении наркоза 4
Осложнения послеоперационного периода (нарастание перитонита, тромбоэмболии легочной артерии, сердечно-сосудистая недостаточность и т. д.) 27
Всего 124

Как видно из табл. 12, наиболее многочисленную группу составляют больные, поздно обратившиеся за медицинской помощью (28 человек — самолечение). Диагностические ошибки, допущенные до поступления больного в стационар, явились причиной летальных исходов при остром аппендиците у 19 человек.

Из 47 больных, поздно поступивших из-за самолечения или врачебных ошибок на догоспитальном этапе, у 21 при поступлении в хирургический стационар не был правильно диагностирован острый аппендицит. Если учесть, что у 9 больных, своевременно поступивших в приемное отделение, также не был диагностирован острый аппендицит, то общее число ошибок диагностики будет равно 30.

У всех 47 больных во время операции был диагностирован перфоративный аппендицит. Из больных с ошибочным диагнозом приемного отделения у 5 диагностирован разлитой перитонит неясной этиологии, у 5 — острая кишечная непроходимость, у 3 — перфоративная язва желудка, у 3 — тромбоз мезентериальных сосудов, у 2 — ущемленная пупочная грыжа, у 2 — ущемленная паховая грыжа, у 2 — почечная колика, у 6 — острый холецистит, у одного — острый панкреатит и еще у одного — гастроэнтерит.

Наиболее часто, особенно у пожилых больных, поступивших на 3-4-й день с начала заболевания с явлениями развивающегося перитонита, диагностировали непроходимость кишечника (5 больных из 30, при осмотре которых в приемном отделении были допущены ошибки). Двум из них применили сифонные клизмы и проводили наблюдение за ними в течение 6 и 12 ч, прежде чем произвели операцию с предположительным диагнозом «перитонит, возможно, аппендикулярной этиологии». Задержка операции от 16 до 36 ч имела место у больных с диагнозом «тромбоз мезентериальных сосудов» и «острый панкреатит».

У 6 больных при поступлении диагностирован острый холецистит. У одного операция начата доступом Федорова. Ниже желчного пузыря обнаружен инфильтрат. Вскрыт гнойник, обнаружен дефект в стенке слепой кишки (отросток расплавлен), введена дренажная трубка в дефект, тампоны вокруг инфильтрата. В последующем летальный исход.

У 3 больных при поступлении диагностирована прободная язва. Во всех случаях при прободении червеобразного отростка боль была настолько резкой, нетерпимой (один из таких больных от боли потерял сознание) и напряжение брюшной стенки было таково, что хирурги не сомневались в перфорации язвы и предпринимали верхнюю срединную лапаротомию.

Ущемленная паховая грыжа и ущемленная пупочная грыжа, казалось бы, не могут быть спутаны при дифференциальной диагностике с острым деструктивным аппендицитом. Однако у 2 больных с паховыми грыжами и у 2 больных с пупочными грыжами причиной их тяжелого состояния явилось ущемление грыжи.

Больной Ш., 70 лет, почувствовал нерезкие боли в животе, недомогание, отмечено увеличение припухлости в правой паховой области. В приемном отделении диагностирована ущемленная паховая грыжа. При осмотре грыжа вправилась. Констатировано самопроизвольное вправление грыжи. При грыжесечении в грыжевом мешке обнаружен геморрагический мутный выпот без запаха. Паховый доступ расширен, переведен в лапаротомию. Обнаружены два темноватых участка тонкой кишки: один размером 5 см и через 20 см второй участок некроза размером 6 см. Произведена резекция тонкой кишки с наложением анастомоза бок в бок. Только после этого при дальнейшей ревизии выявлены спаяние петель тонкой кишки со слепой и гангренозный острый аппендицит. Произведена аппендэктомия. Через 5 дней из-за ухудшения состояния произведена срединная лапаротомия, констатирована надостаточность швов анастомоза. Летальный исход.

Гипердиагностика острого аппендицита, по нашему мнению, была у пожилых больных, имеющих сопутствующие возрастные заболевания; у этих больных при операции был удален катарально измененный червеобразный отросток. Острый катаральный аппендицит не должен бы быть причиной осложнений и летальных исходов, так как воспалительные проявления червеобразного отростка ничтожны, а аппендэктомия при этих условиях технических затруднений обычно не вызывает. Однако из 175 умерших от острого аппендицита у 11 смерть наступила после удаления червеобразного отростка с катаральными изменениями. Из них 6 были старше 70 лет, 2 — в возрасте 25 и 38 лет.

Пожилые больные оперированы без достаточных показаний, клинику острого аппендицита у них, очевидно, симулировали явления сердечно-сосудистой недостаточности.

Больной Д., 73 лет, обратился через 6 ч после появления болей в правой половине живота. Диагностирован острый аппендицит; через 10 ч от момента поступления оперирован. Под местной анестезией произведена аппендэктомия. Катаральный аппендицит. Через3 сут из-за сильных болей в верхней половине живота произведена релапаротомия. При ревизии брюшной полости патологии не найдено. На 7-е сутки после первой операции наступила смерть. На вскрытии: атеросклеротическое поражение сосудов, ишемическая болезнь сердца. Очевидно, именно атеросклеротическое поражение сосудов кишечника и явилось причиной болевого синдрома, создавшего впечатление об остром аппендиците.

Аналогичная ситуация наблюдалась при лечении больного К., 77 лет, у которого в анамнезе были инфаркт миокарда, бронхиальная астма, полиартрит. При поступлении диагностирован острый аппендицит. Через 3 ч аппендэктомия: удален катарально-измененный червеобразный отросток. В послеоперационном периоде явления сердечно-сосудистой недостаточности, что и послужило причиной летального исхода на 6-е сутки.

Анализ летальных исходов у больных, оперированных по поводу катарального аппендицита, свидетельствует о том, что, кроме необоснованных аппендэктомий, летальные исходы при катаральном аппендиците явились следствием невысокой квалификации части хирургов и технических ошибок, допущенных при выполнении аппендэктомий.

Больной X., 38 лет, был оперирован в ЦРБ по поводу острого аппендицита после наблюдения в хирургическом стационаре в течение суток. Во время операции, производимой под местной анестезией из доступа Мак-Бернея — Волковича — Дьяконова, илеоцекальный угол врачи не могли обнаружить. Вызван врач из города (больной оставался на операционном столе). Через 2 ч вторая операция. Дан наркоз. Произведена срединная лапаротомия: слепая кишка под печенью. Удален червеобразный отросток с катаральными изменениями. Через 4 сут ухудшение состояния, появились перитонеальные симптомы. На следующий день (на 5-е сутки) релапаротомия, обнаружен разлитой перитонит. Во время операции наступила смерть.

Аппендэктомия — несложная операция, в связи с чем технические ошибки и обусловленные ими осложнения должны быть очень редкими и не служить причиной летальных исходов. Но при резко выраженном воспалительном процессе в зоне операции, обилии спаек и сращений, инфильтрации тканей выполнить операцию бывает предельно трудно. Нельзя зыбывать, что эту операцию чаще всего выполняют молодые хирурги, часто в ночное время, нередко без помощи ассистента. Очевидно, эти условия приводят к тому, что летальные исходы из-за технических ошибок при аппендэктомии оказываются далеко не редкими.

Технические ошибки при аппендэктомии, послужившие причиной летального исхода, обнаружены у 7 больных. У 3 больных причиной летального исхода была недостаточность кисетного шва и лигатуры культи червеобразного отростка.

Больной Г., 36 лет, был оперирован по поводу острого аппендицита через 22 ч с момента заболевания: перфоративный аппендицит. Через 18 ч после операции явления абдоминальной катастрофы — резкие боли по всему животу, напряжение брюшной стенки, симптомы раздражения брюшины. При срочной срединной релапаротомии обнаружена недостаточность кисетного шва, наложенного на культю червеобразного отростка. Имелось подтекание кишечного содержимого в свободную брюшную полость. Через 3 сут произведена вторая релапаротомия по поводу разлитого перитонита. Наложена энтеростома. Летальный исход через 4 дня.

Больная Т., 51 год, оперирована по поводу перфоративного аппендицита. На вскрытии обнаружена недостаточность культи червеобразного отростка.

Больной Т., 24 года. Оперирован по поводу флегмонозного аппендицита. Через 10 дней предпринята срединная лапаротомия по поводу нарастающих явлений перитонита. В брюшной полости много гноя с колибациллярным запахом. Обнаружена свободно лежащая лигатура с культи червеобразного отростка. Летальный исход.

Кровотечение после аппендэктомии было у 2 больных

Больной Д., 31 года, оперирован через 32 ч с момента заболевания (находился в инфекционной больнице по поводу предполагаемой «пищевой токсикоинфекции»): гангренозный аппендицит. Произведена аппендэктомия. В послеоперационном периоде высокая температура тела до 39°С, озноб. Предполагался межкишечный абсцесс. При вскрытии обнаружена гематома в области слепой кишки. В брюшной полости 300-400 мл крови. Большое количество крови находилось в толстой кишке. Летальный исход.

Больная К., 73 лет. Ожирение III степени, АД 200/90 мм рт. ст. Оперирована по поводу острого аппендицита. Под интубационным наркозом удален ретроцекально расположенный перфорированный червеобразный отросток. Через 15 мин после операции обнаружено, что из дренажа поступает свежая кровь. Снова взята на операционный стол. Ревизия операционной раны. В брюшной полости 150 мл свежей крови. Диффузное кровотечение из забрюшинной клетчатки. В послеоперационном периоде нарастание явлений перитонита. Летальный исход.

В двух случаях не был удален червеобразный отросток, что, конечно, повлияло на исход имевшегося перитонита. В первом случае у пожилого больного, поступившего на 7-день с явлениями разлитого перитонита, хирург не мог обнаружить червеобразный отросток из параректального доступа. Был вскрыт периаппендикулярный абсцесс, введены тампоны и дренажи. На вскрытии обнаружен неудаленный червеобразный отросток с перфорацией. Основная причина летального исхода в данном случае — позднее поступление больного с запущенным перитонитом, но и неудаление основного очага и свободное поступление кишечного содержимого в брюшную полость предопределило исход перитонита.

В другом случае при аппендэктомии хирург заподозрил, что он оставил верхушку гангренозно-измененного червеобразного отростка. В истории болезни было записано: «Сложилось впечатление, что верхушка червеобразного отростка оставлена». Гистолог в заключении отметил: «Червеобразный отросток без верхушки». Явления нарастающего перитонита. На 9-е сутки релапаротомия. На следующий день летальный исход.

У 4 больных (на 124 операции!) летальный исход был обусловлен ошибками при проведении наркоза. На 124 аппендэктомии технические ошибки и осложнения при проведении наркоза составили 8,9%. Снижение количества технических ошибок — реальный резерв снижения летальности при остром аппендиците.

Таким образом, анализ историй болезни умерших от острого аппендицита показывает, что значительная часть летальных исходов является следствием разнообразных диагностических ошибок врачей как на этапах госпитализации, так и в стационаре.

По данным Г. А. Галил-Оглы (1957), из 145 умерших от острого аппендицита (анализ судебно-медицинской экспертизы) у 44,8% причиной смерти были диагностические ошибки. М. А. Гулоян (1976) также считал, что причиной летальных исходов при остром аппендиците наиболее часто служат диагностические ошибки.

Именно такие ошибки чаще всего являются причиной позднего поступления многих больных в стационар. Можно объяснить ошибки диагностики сложностью клинической картины, наслоением сопутствующих заболеваний, особенно у лиц пожилого возраста. Но многие ошибки, по-видимому, обусловлены недостаточно тщательным обследованием больного, поверхностной оценкой имеющихся симптомов, отказом от дополнительных исследований.

Хирурги, которые видят немало больных с острым аппендицитом, также допускают ошибки диагностики, как и врачи других специальностей. Врачи хорошо знают типичную клиническую картину острого аппендицита, но часто не представляют, как иногда своеобразно протекает острый аппендицит, особенно его наиболее сложные «токсические» формы. Это своеобразие надо знать и помнить о сложных для диагностики формах острого аппендицита. Настороженность к таким замаскированным своеобразным формам острого аппендицита поможет избежать летальных исходов этого заболевания.

Кроме улучшения диагностики острого аппендицита, снизить летальность при остром аппендиците, по нашему мнению, можно, устанавливая строгие показания к аппендэктомии у больных старческого возраста. У этой группы больных диагноз острого аппендицита должен быть верифицирован всеми доступными средствами. Больной должен быть консультирован терапевтом (если позволяет обстановка и время), предприняты все меры по выявлению возрастных заболеваний и проведена профилактика возможных осложнений.

Немаловажным фактором снижения летальности при остром аппендиците может быть повышение не только профессионального уровня, но и технической квалификации хирургов. Как видно из изложенного выше, грубые технические ошибки при выполнении аппендэктомии наблюдаются не так уж редко.

источник

Анализ и прогнозирование заболеваемости и послеоперационной летальности от острого аппендицита для адекватной оценки ситуации и выработки стратегических подходов к дальнейшему снижению этих показателей на территории Ульяновской области и РФ, а также для изучения возможных путей оптимизации хирургической помощи данному контингенту больных.

Материалы и методы исследования

Произведен анализ статистических данных по заболеваемости и послеоперационной летальности от острого аппендицита за период с 1971 по 2013гг. Исследование ретроспективное, поисковое.

Для более удобной работы с данными мы разделили период с 1971 по 2013гг. на 3 этапа[2]:

1 этап 1971-1985гг. – расцвет социализма.

2 этап 1986-2000гг. – перестройка и постперестроечные годы.

3 этап 2001-2013гг. – современный период.

Каждый этап знаменовался появлением новых методов исследования для подтверждения/исключения диагноза острый аппендицит: система бальной оценки Alvarado (СБО Alvarado) для острого аппендицита, УЗИ органов брюшной полости, диагностическая лапароскопия, компьютерная томография. СБО Alvarado для острого аппендицита во многих странах используется для облегчения диагностики и повышения ее достоверности. По данным разных авторов, чувствительность СБО Alvarado при 7 баллах (Б) и выше для взрослых мужчин 93-96%, специфичность составляет около 93%. Показатели чувствительности и специфичности снижены у женщин репродуктивного возраста, детей и пожилых пациентов[5,7].

Система балльной оценки Alvarado[5,7]

Миграция боли в правую подвздошную область

Напряжение в правой подвздошной области

Сдвиг лейкоцитарной формулы влево (>75% нейтрофилов)

Сумма баллов и вероятность острого аппендицита (ОА)

ОА маловероятен 1—4; ОА возможен, необходимо наблюдение 5—6; ОА наиболее вероятен 7—10.

Проанализирована связь снижения заболеваемости ОА с динамикой численности населения Ульяновской области. Динамика численности населения проанализирована на основе данных интернет-портала «Википедия». Произведен расчет коэффициента корреляции, указывающего на высокую степень связи между снижением заболеваемости острым аппендицитом и снижением численности населения Ульяновской области. Коэффициент корреляции вычислен при помощи программы MS Excel 2007.

Выявлено снижение послеоперационной летальности от острого аппендицита с анализом причин. Для решения поставленных задач были использованы метод корреляционного анализа и статистические методы исследования.

Читайте также:  Нагрузки после лапароскопии аппендицит

Анализ заболеваемости острым аппендицитом

1этап 1971-1985гг. – расцвет социализма.

За это время выполнено 90493 аппендэктомии. Средняя летальность: 0,18%. Как видно на рис.1 произошло снижение заболеваемости за исследуемый период. Заболеваемость в начале этапа 6,2‰, в конце – 4,2‰.

2 этап 1986-2000гг. – перестройка и постперестроечные годы.

За это время выполнено 76955 аппендэктомий, т.е. на 13,5 тыс. меньше, чем за предыдущий этап. Средняя летальность: 0,14%. Как видно на рис.2 произошло снижение заболеваемости за исследуемый этап. В начале анализируемого этапа заболеваемость ОА составила 4,2‰, а в конце – 2,8‰.

1986г. – появление СБО Alvarado для острого аппендицита[5,7].

СБО Alvarado предполагает использование дополнительных методов диагностики в сомнительных случаях:

1. УЗИ органов брюшной полости [3,5,7].

2. Диагностическая лапароскопия (ДЛ) [3,5,7].

3. Компьютерная томография (КТ) [3,5,7].

Выделены исторические вехи появления данных методов исследования в Ульяновской области:

1986-1987гг. – появление первого УЗИ – аппарата на базе специализированной больницы.

1986-1987гг. – появление УЗИ – аппарата в отделении рентгенологии на базе Ульяновской областной клинической больницы (УОКБ).

1994г. – появление диагностической лапароскопии в УОКБ.

КТ (как дополнительный метод диагностики острого аппендицита) в Ульяновской области не используется.

3 этап 2001-2014гг. – современный период.

За это время выполнено 41720 аппендэктомий, т.е. почти в 2 раза меньше, чем за предыдущий этап. Средняя летальность: 0,05% (в среднем несколько ниже, чем по РФ). Как видно на рис.3 произошло снижение заболеваемости за исследуемый этап.

В начале анализируемого этапа заболеваемость ОА составила 2,5‰, а в конце – 2,1‰.

2000-е годы – повсеместное распространение УЗИ – диагностики в г. Ульяновске.

2000-е годы – распространение диагностической лапароскопии по крупным больницам города Ульяновска.

КТ (как дополнительный метод диагностики острого аппендицита) в Ульяновской области не используется.

В России практически во всех неясных ситуациях в большинстве наблюдений с целью уточнения диагноза выполняют диагностическую лапароскопию[5].

До 1996 года связи между относительно низкой численностью населения и наиболее высокой заболеваемостью не обнаруживается, однако, после 1996 года между снижением численности населения и заболеваемостью острым аппендицитом можно увидеть четкую корреляцию. Коэффициент корреляции (r) составил +0,93, что, согласно свойств коэффициента линейной корреляции, характеризуется как прямая сильная связь между заданными величинами.

Произведен расчет частоты встречаемости острого аппендицита среди населения Ульяновской области в динамике. Так в 1971 г. 1 случай острого аппендицита приходился на 160 жителей Ульяновской области, а в 2013г. – без малого на 500.

На основании ежегодного количества аппендектомий вычислено, что каждый год таких операций становилось меньше в среднем на 120. Исходное количество аппендэктомий в 1971г. – 7600, в 2013г. – 2600. Разница составила 5000 аппендэктомий, а исследуемый период 43 года. Таким образом, ежегодно выполнялось на 116 (≈ 120) аппендэтомий меньше, чем в предыдущем году. Если же взять 2600 аппендэктомий (2013г.) и разделить на 120, то получим 22 года. На основании ежегодной заболеваемости ОА вычислено, что каждый год она снижалась в среднем на 0,1‰. Если же взять заболеваемость 2,1‰ (2013г.) и разделить на 0,1‰, то получим 21 год.

Следовательно, к 2034-2035 годам заболеваемость острым аппендицитом снизится до минимума и количество аппендэктомий будет крайне низким.

Вполне корректно выделить основные причины снижения заболеваемости острым аппендицитом:

1) Появление новых методов диагностики и лечения ОА (СБО Alvarado для ОА, УЗИ органов брюшной полости, ДЛ, КТ).

2) Повышение доступности для населения новых методов диагностики ОА.

3) Снижение численности населения Ульяновской области.

Анализ динамики послеоперационной летальности при остром аппендиците

В 1 и 2 рассматриваемых этапах послеоперационная летальность от острого аппендицита оставалась примерно на одном уровне 0,14−0,18% . Третий период знаменуется снижением летальности до 0,05% (рис. 4).

Рис.4. Динамика послеоперационной летальности от острого аппендицита в Ульяновской области за период с 1971 по 2013гг.

В принятой статистической форме летальность исчисляется на общее число аппендэктомий, что приводит к парадоксальным заключениям (Д. А. Арапов, 1966): чем больше хирург производит «ненужных аппендэктомий», тем благополучнее у него статистика. На современном этапе «ненужных аппендэктомий» стало значительно меньше, что связано с улучшением диагностики. Однако статистика послеоперационной летальности не только не ухудшилась, но даже улучшилась[6].

Летальность при остром аппендиците в преобладающем числе случаев связана с запоздалой диагностикой и госпитализацией, что зависит от ряда факторов[6]:

1) самолечение больных, что существенно меняло картину заболевания, усложняло диагностику и нередко способствовало развитию тяжелых осложнений.

2) запоздалое обращение больных за врачебной помощью.

3) задержки при транспортировке или отказа больных от госпитализации.

4) атипичные формы острого аппендицита.

Необходимо выделить основные причины смерти от острого аппендицита:

Перитонит (чаще всего); обширные забрюшинные флегмоны, которые приводят к развитию тяжелейшей интоксикации и сепсису; тромбоэмболия легочной артерии; тромбоз брыжеечных сосудов с некрозом кишечных петель; тромбоз селезеночной артерии; пилефлебит.

По данным M. Andersson и R. Andersson, на основании изучения в Швеции в 2011г. непосредственных результатов лечения больных острым аппендицитом обнаружили, что сердечно-сосудистые заболевания или тромбоэмболии были основной причиной смерти более чем в 50% наблюдений. Непосредственно острый аппендицит оказался причиной летального исхода только в 17,9% наблюдений[5].

Возрастная структура летальности от острого аппендицита по данным исследования, приведенного на сайте http://www.apendix.ru/letal/, выглядит следующим образом: дети в возрасте от 1 года до 8 лет (примерно 20 %), лица пожилого и старческого возраста (37 %), взрослые мужчины и женщины(43%, причем преобладают женщины).

Послеоперационная летальность от острого аппендицита

в Ульяновской области в 2012-2013гг.

Сроки доставки в стационар от начала заболевания

источник

После первой аппендэктомии многое изменилось в понятии о самой болезни и о методах ее лечения. Эти изменения приходят в результате многих исканий, длительных, порой ожесточенных споров и пока еще не вылились в определенные формы клинической диагностики болезни и тактики ее хирургического лечения.

Современный подход к лечению острого аппендицита, и те средства, которые мы получили за последнее время, дали блестящие результаты, во много раз снизив смертность по сравнению с предшествующими годами. Так, в 1925 г. в институте скорой помощи им. Склифосовского летальность составляла 8,2%, в 1935 г. она упала до 1,7%, а в 1963 г. — до 0,37%.

Резкое падение летальности к 1935 г. объяснилось тем, что в этот период в институте им. Склифосовского, как и во всем мире, перешли к оперативному вмешательству независимо от сроков и стадии заболевания с преимущественной операцией в ранние сроки, за исключением больных с аппендикулярным инфильтратом.

Однако, несмотря на достигнутые успехи, даже и теперь в некоторых случаях результаты лечения острого аппендицита оказываются не вполне благоприятными. Общую картину благополучия хирургического лечения аппендицита до сих пор нередко омрачают смертельные исходы, часть которых не является, безусловно, неизбежной.

Вот почему изучение причин смерти при остром аппендиците несомненно должно способствовать устранению встречающихся ошибок.

Послеоперационная летальность за последнее десятилетие остается все же высокой. Частично это объясняется увеличением заболевания острым аппендицитом лиц преклонного и старческого возраста.

При средней послеоперационной летальности по всем возрастным группам, исчисляемым в десятых долях процента (0,2%), она у людей старше 60 лет (по нашим данным) составляет в среднем около 3%.

Таким образом, увеличение количества больных преклонного и старческого возраста с повышенной летальностью у них влияет на летальность в целом по острому аппендициту.

А. А. Бочаров указывает, что летальность среди пожилых больных даже в возрасте старше 50 лет в семь раз выше, чем среди других возрастных групп. С. М. Рубашев пишет, что процент диагностических ошибок при остром аппендиците в старческом возрасте значительно выше. Д. А. Арапов сообщает, что при различных патологоанатомических изменениях в червеобразном отростке летальность у лиц старше 60 лет достигает 3%, в то время как при перфоративном аппендиците в возрасте до 40 лет — 0,2%, до 50 лет — 0,75%, до 60 лет — 2,1%, а при остром гнойном аппендиците у лиц до 40 лет — 0%, до 50 лет — 0,24%, до 60 лет — 1,5%.

Д. А. Арапов на юбилейной сессии, посвященной 70-летию со дня рождения С. С. Юдина, говорил, что в 1951 -1960 гг. летальность при остром аппендиците у лиц старше 60 лет носила характер прогрессии, то есть от 60 до 70 лет — 2%, от 71 до 80 лет — 4%, от 81 до 90 лет — 8% и старше 90 лет — 16%.

Причем общая летальность лиц старше 60 лет составляет 2,97- 3% среди оперированных и 2,9% среди неоперированных больных.

В институте им. Склифосовского за 23 года (1941-1963) было произведено 44.285 аппендэктомий. Умерло 180 чел. (15 — без операции), то есть послеоперационная летальность составила 0,3%.

Указанный период времени необходимо разделить на два этапа: первые десять лет (1941 -1950) и последние 13 лет (1951-1963) — до антибиотиков и после введения их в практику.

В первые 10 лет (1941 -1950) оперировано 11 712 больных с 86 смертельными исходами. Послеоперационная летальность составляет 0,73%. Пять больных умерли без оперативного вмешательства. Сведений по общему количеству обратившихся в институт с диагнозом острый аппендицит за этот период нет.

За 13 лет (1951 -1963) произведено 32 579 аппендэктомий, причем 94 чел. умерли. Послеоперационная летальность снизилась до 0,28%. 10 больных погибли без операций, таким образом, снизился процент летальности и неоперированных больных.

При дальнейшем разборе летальности подробному анализу подвергаются данные второго периода.

Возвращаясь к вопросу о летальности среди лиц пожилого и преклонного возраста, необходимо отметить, что реактивность этих больных и пластические процессы организма значительно снижены, а на воспалительные процессы пожилые больные реагируют слабее, чем молодые.

В силу указанных факторов становится ясным, почему летальность при аппендиците среди пожилых больных значительно выше других возрастных групп.

Таким образом, трудность диагностики усугублялась тем обстоятельством, что среди больных, умерших в возрасте старше 60 лет, в 50% случаев обнаружено ретроцекальное расположение отростка.

Значительное снижение смертности произошло при наиболее тяжелых деструктивных формах аппендицита (прободной и гангренозный аппендицит). Это объясняется широким применением антибиотиков, как внутрибрюшинно во время операции, так и внутримышечно в послеоперационном периоде, обильным параэнтеральным введением жидкостей, применением постоянного желудочного отсоса в течение нескольких суток после операции и т. д. — активными мероприятиями в борьбе с перитонитом. Сравнительные данные нашего института подтверждают это снижение.

Среди 104 умерших больных за 13 лет (1951 — 1963) было 59 женщин, среди погибших с ретроцекальным аппендицитом преобладали также женщины (24 женщины и 17 мужчин).

Несмотря на постоянную и настойчивую пропаганду раннего обращения больных в медицинские учреждения, часть больных все же продолжает поступать в недопустимо поздние сроки. Запоздалое обращение к врачу ведет к поздним срокам госпитализации и, тем самым, к поздним операциям, что ведет к увеличению осложнений и летальности.

Это подтверждается преобладающим большинством авторов.

По нашим данным, из 104 больных, умерших в 1951 — 1963 гг., только 41 поступил в стационар в первые 48 часов от момента заболевания.

При внутрибрюшной локализации отростка в первые 48 часов поступило 44% больных, в то время как при ретроцекальном аппендиците — только 31,7%.

Таким образом, при ретроцекальном аппендиците более 2/3 всех умерших больных были госпитализированы в поздние сроки. Это указывает на трудности диагностики ретроцекального аппендицита, наиболее коварной из всех форм воспаления червеобразного отростка.

31,7% погибших больных поступили в стационар с другими диагнозами, среди которых:
Кишечная непроходимость — 6 больных;
Ущемленная грыжа — 2 больных;
Прободная язва — 4 больных;
Желчнокаменная болезнь и холецистит — 3 больных;
Острый живот — 3 больных;
Перитонит — 4 больных;
Аппендикулярный инфильтрат — 1 больной;
Гипертония, стенокардия- 1 больной;
Без диагноза — 9 больных.
Всего 33 больных

Видно, что только 7% погибших больных оперированы в первые сутки с момента заболевания из-за поздней госпитализации, а в 93% случаев произведена аппендэктомия в сроки от 2 до 25 суток с момента заболевания. В то же время количество больных, оперированных в течение первых суток с момента поступления, достигает более 3/4 всех умерших (72). Из оставшихся 32 больных 22 оперированы в сроки от 2 до 25 суток, 10 погибли без операции. Среди оперированных больных, которые впоследствии погибли, 28 были в возрасте до 50 лет, 22 — 51-60 лет, 44 — 61-100 лет, 6 чел. из 10 погибли без операции (старше 60 лет).

При ретроцекальном аппендиците в 1-е сутки оперировано 23 больных, 10 больных оперированы в поздние сроки, а 8 не подвергались операции. Из 33 оперированных 17 были в возрасте от 61 до 100 лет.

Статистические данные показывают, что первое место среди причин смерти больных при остром аппендиците занимает перитонит — 33,6%, на втором месте — тромбоэмболия легочной артерии — 18,2%, на третьем — забрюшинные флегмоны — 10,5%.

Перитонит в подавляющем большинстве случаев (у умерших) является не следствием операционных дефектов, а следствием деструктивных форм острого аппендицита (за исключением 7 случаев, когда имелось расхождение культи). Послеоперационный перитонит по своему течению значительно отличается от дооперационного, особенно в эпоху антибиотиков. Он протекает не так бурно, клиническая картина часто затушевана. Обычно эти перитониты расцениваются как послеоперационные парезы кишечника. Длительный метеоризм, упорные рвоты и прогрессивное ухудшение состояния больного более 2-3 дней должны настораживать врача и указывать на показанность релапаротомии.

Забрюшинные флегмоны образуются в основном при ретроцекальном аппендиците. Важно отметить, что более 1/4 всех умерших при ретроцекальном аппендиците погибли от обширных ретроцекальных, забрюшинных флегмон, которые большей частью прорывались в свободную брюшную полость и заканчивались перитонитом. Лечение этой группы больных представляет значительные трудности, так как рыхлая забрюшинная клетчатка очень восприимчива к инфекции, а дренирование этих участков сопровождается большими техническими затруднениями и далеко не всегда бывает полным. В силу указанных причин инфекция легко и быстро распространяется по всей забрюшинной клетчатке с переходом на клетчатку таза и бедра. Итак, ретроцекальные, ретроперитонеальные флегмоны заканчиваются либо перитонитом, либо сепсисом, протекают большей частью скрыто и трудно диагностируются.

Недостаточность швов культи отростка и слепой кишки у 7 больных явилась источником перитонита и смерти. Даже сегодня встречаются случаи прорезывания лигатуры, либо швов слепой кишки. В наших случаях это находит объяснение в том, что подавляющее число погибших были старческого возраста и поступили с разлитым перитонитом. Старческий возраст и тяжелая инфекция резко подрывают сопротивляемость организма и его пластические процессы, что ведет к недостаточности швов.

При деструктивных аппендицитах (при наличии сопутствующего тифлита) к кисетному шву добавляем Z-образный шов.

Среди умерших при внутрибрюшном расположении отростка около 1/4 погибли от тромбоэмболии легочной артерии. Предупреждение и лечение этого осложнения представляет отдельную и на сегодня еще трудно разрешимую проблему, ибо тромбоэмболии встречаются и при применении антикоагулянтов.

Производить анализ летальности следует по двум основным группам: неоперированные (10), из которых двое отказались от операции, одна доставлена на 8-е сутки заболевания в терминальном состоянии и погибла через несколько часов (в течение 7 суток больная отказывалась от госпитализации), и группа оперированных.

Группа неоперированных больных . О том, с какими трудностями сталкивается хирург при диагностике ретроцекального аппендицита, говорит тот факт, что из 10 больных, погибших без операции, у 8 был ретроцекальный аппендицит. Только одна из больных поступила в течение первых суток, остальные — от 2 до 11 суток с момента заболевания.

Из 7 больных, умерших без операции при неустановленном диагнозе, 3 человека поступили с другими диагнозами: кишечная непроходимость, острый холецистит, гипертония и стенокардия. Из них двое больных были направлены с диагнозами, настораживающими врача, и один больной с терапевтическим диагнозом, 4 больных направлены в институт с диагнозом острого аппендицита. В приемном отделении у всех 7 больных диагноз острого аппендицита был отвергнут и заменен диагнозами, не требующими экстренного вмешательства: почечная колика, аппендикулярный инфильтрат, пищевая интоксикация, состояние после ущемления грыжи, гипертоническая болезнь, холецистит, подозрение на тромбоз воротной вены, подозрение на панкреатит и пиелит. В клинике всем больным (за исключением одного) с подозрением на тромбоз кишечника, поставлены диагнозы, не требующие экстренной операции.

Чем же объяснить, что первичный диагноз острого аппендицита у 4 больных был в дальнейшем отвергнут и заменен более «спокойным» диагнозом? Как известно, даже атипичные формы острого аппендицита, в том числе и ретроцекальный, в большинстве случаев имеют характерное острое начало (внезапность заболевания, тошнота, рвота, определенная локализация болей). Очевидно, врачи внебольничной сети имели возможность наблюдать картину начинающегося острого аппендицита у наших 4 больных. В дальнейшем в силу атипичного положения червеобразного отростка характер болей и их локализация изменились и не отображали клиники острого аппендицита, что и ввело в заблуждение врачей приемного отделения, а в дальнейшем — и врачей стационара. Прогрессивное ухудшение состояния больных под влиянием нарастающей интоксикации и вследствие атипичности клинической картины в течение всей болезни также послужило поводом к ошибочной хирургической тактике — консервативному лечению их.

Непосредственными причинами смерти неоперированных больных в 4 случаях является забрюшинная флегмона, в 3 — перитонит. Забрюшинные флегмоны образовались вследствие ретроцекального расположения отростка с переходом инфекции на забрюшинную клетчатку. Ввиду того, что очаг воспаления, располагаясь забрюшинно, ближе к задней стенке, был отгорожен от брюшной полости, передняя стенка в течение всего периода болезни была безболезненна, не проявляя симптомов острого аппендицита. Клиническая картина протекала по типу выраженной интоксикации. Все это вместе взятое затрудняло постановку правильного диагноза и своевременного вмешательства.

Итак, подводя итоги анализа летальности среди группы неоперированных больных, можно сделать основной вывод: причинами поздней госпитализации, несвоевременной диагностики и тяжелого течения болезни является атипичное течение острого аппендицита вследствие ретроцекального положения отростка.

Среди оперированных больных умерло 94 человека, из них 33 с ретроцекальный аппендицитом. По срокам оперативного вмешательства (с момента заболевания) этих больных можно разделить на две группы: I — большая — 64 больных, оперированных в поздние сроки заболевания — от 2 суток до 2 месяцев (68%). Из них только 8 поступили своевременно, но в результате атипичного течения заболевания подвергались более или менее продолжительному наблюдению в стационаре, что затянуло срок своевременной операции. II — меньшая — 30 больных, оперированных в ранние сроки заболевания — в пределах первых 48 часов (32%).

Читайте также:  Воспаление аппендицита как лечить

На первом месте среди причин смерти при запоздалой операции стоит перитонит -22 больных (из них 10 с ретроцекальный расположением отростка), являющийся следствием бурного прогрессирующего первичного перитонита.

На втором месте — тромбоэмболия легочной артерии — 19 чел. Это грозное осложнение возникает внезапно, обычно в фазе выздоровления.

Больная А., 68 лет, поступила 27/11 1961 г. в хирургическое отделение.

В институте диагноз — острый аппендицит — подтвержден. Операция через 9 часов после поступления. Отросток — черного цвета, под слепой кишкой, в инфильтрате. Аппендэктомия. Дренирование брюшной полости. Антибиотики.

Послеоперационное течение гладкое. На 6-й день удален тампон. На 7-й день больная начала ходить, но внезапно наступило резкое ухудшение с потерей сознания, исчез пульс и через 10 минут последовала смерть.

Аутопсия: тромбоэмболия основного ствола легочной артерии. Рыхлые красные тромбы в глубоких венах голени.

Забрюшинная флегмона была у 8 человек (в 7 случаях при ретроцекальном аппендиците). Воспаление ретроперитонеальной клетчатки благодаря антибиотикам протекает почти бессимптомно, не давая клиники острого аппендицита и в большинстве случаев сразу не диагностируется. Сигналом к операции, как правило, является прорыв флегмоны в свободную брюшную полость с быстро прогрессирующим перитонитом. Даже хорошее дренирование ретроперитонеальной клетчатки во время операции часто не останавливает дальнейшего течения воспалительного процесса, который распространяется в клетчатку поддиафрагмального пространства либо в область таза и бедра.

Больная С, 25 лет, поступила 10/Х 1962 г. на 4-е сутки заболевания с диагнозом острый аппендицит.

При поступлении: сильные боли по всему животу, больше в правой подвздошной области. Движения в тазобедренном суставе болезненны. Правая нога приведена к животу. Умеренное мышечное напряжение в правой подвздошной области и положительный симптом Щеткина. Симптом Пастернацкого справа — положительный. Температура — 38,1° Лейкоцитоз — 21 000.

Диагноз: острый аппендицит, перитонит.

Через 1 час после поступления — операция. Выпота нет. Отросток располагается ретроцекально и частично ретроперитонеально, черного цвета. Периаппендикулярный абсцесс. Аппендэктомия. Опорожнение и дренирование гнойника и забрюшинного пространства. Дренаж, по которому введены антибиотики.

Послеоперационное течение на протяжении 7 суток — удовлетворительное. Затем резкое ухудшение. На 7-е сутки при удалении тампона из брюшной полости выделилось большое количество жидкого гноя с ихорозным запахом. Появились поносы. На 11-й день на правом бедре появляется гиперемия, которая вначале расценена как рожистое воспаление. В дальнейшем гиперемия переросла в флегмону бедра. На 13-й день-вскрытие флегмоны по передне-внутренней поверхности правого бедра. На 14-й день диагностируется тотальный правосторонний плеврит. Смерть последовала на 17-й день после операции.

Аутопсия: гнойный пилефлебит. Абсцесс правого бокового канала с прорывом в забрюшинную клетчатку, распространяющейся на правую поддиафрагмальную область и правое бедро. Каловый свищ слепой кишки. Правосторонняя эмпиема. Пельвеоперитонит.

Пять больных погибли в послеоперационном периоде от нарушения мозгового кровообращения и от острой сердечно-сосудистой недостаточности. Трое умерли вследствие послеоперационной острой кишечной непроходимости спаечного характера. Четверо погибли от тромбоза сосудов брюшной полости; из них двое — от тромбоза брыжеечных сосудов с последующим некрозом участка тонкого кишечника, по одному больному — с ретроцекальный расположением отростка погибло от тромбоза селезеночной артерии (с последующим некрозом селезенки) и от пилефлебита.

Источником тромбоза, вероятно, является наличие гнойного мезентериолита у этих больных. Все эти осложнения относятся к редким. О пилефлебите сообщают С. М. Архангельская-Левина, Д. А. Лемберг и др.

Пилефлебит — тромбоз воротной вены часто сопровождается развитием многочисленных мелких абсцессов печени. По данным литературы, он может возникнуть в различные сроки, даже через 2-3 месяца после операции. Клинический пилефлебит протекает с выраженными явлениями септикопиемии: гектической температурой, потрясающими ознобами, общей слабостью и часто сопровождается нарастающей желтухой. Печень, как правило, увеличена и болезненна. Диагностика этого осложнения представляет большие трудности. Лечение пилефлебита в настоящее время также является трудно разрешимой проблемой. Применяемые методы вскрытия внутрипеченочных абсцессов часто не дают желаемых результатов. В силу трудности первичной диагностики и оперативного лечения смертность среди этих больных остается очень высокой.

Среди прочих причин летальности в этой группе были: уремия, на почве амилоидно-липоидного нефроза; перитонит вследствие расхождения швов илеостомы, наложенной во время аппендэктомий из-за выраженного паралитического илеуса; истощение в связи с множественными межкишечными абсцессами; паротит, пневмония и пролежни. Одна больная погибла от пневмонии.

Вторая группа больных, умерших позже, поступила в первые 48 часов и оперирована на протяжении первых суток с момента поступления в институт (30).

Несмотря на ранние сроки поступления и операции, причины летальности здесь те же, что и в первой группе. Первое место занимает перитонит (8), который также является развитием первичного перитонита. 5 больных погибли от тромбоэмболии легочной артерии, 5 — от сердечно-сосудистой недостаточности и нарушения мозгового кровообращения, 4 умерли от недостаточности швов слепой кишки, причем причины несостоятельности швов остаются такими же, как и в предыдущей группе. Пилефлебит, приведший к летальному исходу, отмечен у 2 больных. По одному больному умерло от послеоперационной механической непроходимости, пневмонии, тромбоза брыжеечных сосудов. Среди прочих причин смерти были гемофилия, перфорация стенки слепой кишки на почве ее ушиба, причем червеобразный отросток в этом случае был без воспалительных изменений; 2 больных погибли от некроза стенки слепой кишки на почве межкишечных абсцессов с последующим разлитым перитонитом.

Имели место также отдельные грубые тактические и технические ошибки, о которых следует неустанно говорить. Примером может служить в одном случае лечение больной Ш., 55 лет, с установленным диагнозом аппендицит (в течение 10 дней лечилась амбулаторно — и лишь на 11-й день по скорой помощи поступила в стационар); в другом случае больная Б., 55 лет, была взята на операционный стол с диагнозом кишечная непроходимость. Удалены яичники с распадающейся опухолью. Но из-за неполноценной ревизии просмотрен перфоративный аппендицит. Смерть последовала на 6-й день после операции. Аутопсия; гангренозный перфоративный аппендицит, разлитой фибринозно-гнойный перитонит. Гистология удаленных яичников — доброкачественная опухоль яичников.

Анализируя наши данные о летальности по острому аппендициту, следует остановиться на наиболее важных моментах. Подавляющее число больных оперировано в поздние сроки. Затяжка с операцией объясняется несколькими причинами.

а) запоздалым обращением больных за врачебной помощью, что говорит о еще неудовлетворительной санитарно-просветительной работе среди населения;

б) поздним поступлением больных в стационар вследствие несвоевременной диагностики острого аппендицита врачами внебольничной сети. Это объясняется трудностью диагностики отдельных форм острого аппендицита, особенно наиболее коварной — ретроцекального аппендицита. К подобным ошибкам ведет недостаточное знакомство широкого круга хирургов с атипичными расположениями аппендикса;

в) стертые, трудно диагностируемые формы встречаются и в стационаре, они ведут к запоздалой операции, а иногда даже к отказу от оперативного лечения, что в самой императивной форме требует изыскания более совершенных приемов диагностики, более внимательного отношения к больным, у которых боли в животе держатся свыше 4 часов.

Помимо этого на увеличение летальности влияют следующие факторы:

а) наличие тяжелых осложнений (таких, как тромбоэмболия легочной артерии), что значительно увеличивает летальность при остром аппендиците;

б) немаловажную роль в исходах оперативного лечения играет и техника операции.

1. Основным моментом в борьбе за снижение летальности при остром аппендиците является своевременная госпитализация больных.

2. При установлении диагноза острого аппендицита необходимо помнить о ретроцекальной локализации отростка и атипичном течении болезни при этом.

3. При осложнении в виде забрюшинных флегмон следует дренировать ретроперитонеальную клетчатку путем контропертуры через задне-боковую стенку живота (для лучшего и более свободного оттока).

источник

Острый аппендицит может сопровождаться тяжелыми, нередко угрожающими жизни осложнениями. К ним относится аппендикулярный инфильтрат (абсцесс), виутрибрюшные гнойники, перитонит и пилефлебит. Аппендикулярный инфильтрат обычно развивается на 2—4-й день заболевания и выражается в появлении в правом подвздошной области, реже в других местах ограниченного, болезненного, плотного н неподвижного образования различной величины. При пальпации определяется локальная болезненность. Симптом Блюмберга — Щеткина может сохраняться в течение нескольких дней. Температура повышена до 37— 38°С, в крови умеренный лейкоцитоз со сдвигом влево.

Считается, что аппендикулярный инфильтрат является одной из форм ограниченного перитонита, исходы его весьма вариабельны. Инфильтрат — это волк в овечьей шкуре» (Л. Г. Бржозовский). При благоприятном течении он у большинства больных подвергается рассасыванию. Однако в ряде случаев может произойти его нагноение, что проявляется усилением болей в животе, дальнейшим повышением температуры, нарастанием лейкоцитоза, ухудшением общего состояния, увеличением размера инфильтрации, возникновением стертости его границ, иногда флюктуации и выраженных симптомов раздражения брюшины.

Перитонит относится к числу самых опасных осложнений острого аппендицита и является одной из основных причин летальных исходов. Его клиника и лечение изложены в специальной главе.

Осложнения аппендэктомии могут быть со стороны раны (местные), внутрибрюшные и системные. К местным относятся гематомы, нагноения, воспалительные инфильтраты и лигатурные свищи. Гематомы возникают в первые дни после операции. Наблюдаются боли и припухлость в области шва. Опорожнение гематомы является основным методом ее устранения. Нагноение раны — наиболее частое осложнение операции. Встречается и 1—6% случаев в зависимости от формы аппендицита. Лечение нагноения заключается в снятии швов, разведении краев раны, применении повязок с антибактериальными средствами и ферментами, иммунотерапии в соответствии с фазами раневого процесса.
При воспалительных инфильтратах назначают антибиотики и физиотерапевтические процедуры (кварц, УВЧ, электрофорез и др.).

Осложнения со стороны брюшной полости относятся к категории тяжелых и опасных для жизни и включают внутрибрюшные абсцессы (тазовые, поддиафрагмальные, межкишечные, забрюшинные), ограниченные и разлитые перитониты, пелифлебиты, кишечную непроходимость, внутрибрюшные кровотечения н кишечные свищи. На долю абсцессов после острого аппендицита приходится 19% внутрнбрюшиых гнойников. Тазовые гнойники возникают при локализации деструктивного аппендицита в малом тазе или в тех случаях, когда экссудат спускается в него из других отделов живота. Обычно на 7— 12-й день после операции вновь повышается температура и нарастает лейкоцитоз, появляются боли над лоном или в глубине таза.

Нередко наблюдаются дизурические расстройства, а также боли при дефекации, тенезмы. При ректальном или вагинальном исследовании определяется болезненный нависающий инфильтрат, нередко с размягчением. Лечение заключается во вскрытии гнойника через прямую кишку у мужчин и через задний свод у женщин.

Поддиафрагмальный абсцесс наблюдается в 0,1—0,5% случаев и протекает с высокой температурой, выраженной интоксикацией, одышкой, болями н груди на стороне поражения при вдохе. Диагностика относительно трудна. Лечение состоит во вскрытии абсцесса, желательно внебрюшинным или внеплевральным доступом. Межкишечные абсцессы и период форм прования отличаются бедной клинической картиной, однако в дальнейшем при увеличении гнойника появляются признаки гнойной интоксикации и определяется болезненное образование чаще всего в области пупка или слева от него с напряжением мышц, положительным симптомом Блюмберга — Щеткина. Лечение — вскрытие и дренирование абсцесса.

К числу редких, но весьма опасных осложнений относится пилефлебит, или восходящий тромбофлебит воротной вены с пиемией и множественными абсцессами печени. Он характеризуется крайне тяжелым гнойно-септическим течением, быстро нарастающей интоксикацией, высокой лихорадкой, иктеричностью, увеличением печени, тахикардией и гипотонией. Прогноз серьезный, летальность 90—98%. Лечение заключается во введении больших доз антибиотиков и назначении антикоагулянтов. При наличии абсцессов печени показано их вскрытие. Спаечный процесс после аппендэктомии может служить причиной кишечной непроходимости в ближайшем и отдаленном периоде. К системным осложнениям относятся тромбоэмболические осложнения, пневмонии, острые инфаркты миокарда, расстройства со стороны мочевой системы и др.

В России ежегодно производится более 1 млн. аппендэктомии с летальностью около 0,2%. Основной причиной летальности являются осложнения острого аппендицита, описанные выше. Они связаны с поздней диагностикой, запоздалой операцией и ее осложнениями. Наибольший процент осложнений и летальности наблюдается среди детей и лиц пожилого и старческого возраста.

источник

Острый аппендицит—одно из самых распространенных острых хирургических заболеваний органов брюшной полости. Аппендэктомия составляет 60—80 % всех ургентных операций у больных с этой группой заболевании. Послеопераци­онная летальность при остром аппендиците снижается и в последнее время со­ставляет 0.2—0,3 % (простые формы воспаления практически не дают леталь­ных исходов). По данным НИИ скорой помощи им. Н. В. Склифосовского, прн деструктивном аппендиците летальность составляет 1 %, причем более по­ловины умерших лица в возрасте старше 60 лет (Б. А. Петров, 1975).

Течение острого аппендицита характеризуется рядом особенностей. Остро начавшийся, постепенно нарастающий воспалительный процесс, протекающий с явлениями местного перитонита, не выходит за пределы илеоцекальной области в течение 1—2 дней. Однако в последнее время участились случаи, когда в пер­вые б ч от начала заболевания развиваются деструктивные изменения в черве­образном отростке. Довольно быстро возникает общий перитонит. При высоких пластических свойствах брюшины в первые 2—4 сут в илеоцекальной области может возникнуть инфильтрат из спаянных между собой вокруг зоны воспале­ния сальника, петель кишечника и париетальной брюшины. Аппендикулярный инфильтрат может рассосаться в течение 3—6 нед либо нагноиться (в разные сроки), что, в свою очередь, чревато прорывом абсцесса и опорожнением его в брюшную полость (возможно также самопроизвольное вскрытие абсцесса в просвет кишки, мочевой пузырь). Тяжелым осложнением острого деструктивного аппендицита является пилефлебит.

Как показывает клинический опыт, наилучшие результаты хирургического ле­чения острого аппендицита наблюдаются у больных, оперированных в первые 6—12 ч от начала заболевания. Чем позже произведена операция, тем вероят­нее возникновение осложнений и наступление летальных исходов. Поэтому все больные с острым аппендицитом, независимо от срока болезни, подлежат немед­ленному оперативному лечению. Исключение составляют лица, поступившие в поздние сроки, у которых определяется хорошо отграниченный плотный аппендикулярный инфильтрат без признаков нагноения (А. И. Краковский, А. Н. Ут­кина, 1981; В. Ф. Егиазарян с соавт., 1984, и др.).

У большинства больных, поступающих в первые 3 сут. от начала заболева­ния, клиническая картина типична, поэтому установление диагноза не представ­ляет трудностей. У остальных больных диагностика бывает чрезвычайно за­труднительной. Это связано с тем, что острый аппендицит имеет сходные с дру­гими патологическими процессами признаки и, кроме того, может протекать атипично.

Часто острый аппендицит приходится дифференцировать с гинекологически­ми заболеваниями—правосторонним и острым воспалением придатков матки, перекрученной кистой яичника, апоплексией яичника, внематочной беремен­ностью (Г. Ф. Рычковский, 1978; С. М. Луценко, Н. С. Луценко, 1979; В. Н. Буценко и соавт., 1984, и др.). При нормально протекающей беременности, благо­даря смешению слепой кишки кзади и кверху, в случае возникновения острого аппендицита боль будет локализоваться в верхних отделах живота. Прн этом может быть установлен ошибочный диагноз острого холецистита или панкреа­тита и назначено консервативное лечение вместо экстренной операции.

В. К. Константинов и И. И. Клюев (1981) рекомендуют всех женщин дето­родного возраста с сомнительными признаками острого аппендицита консульти­ровать у гинеколога.

Могут возникать ошибки при дифференциации острого аппендицита с таки­ми заболеваниями органов пищеварения, как острый холецистит, острый пан­креатит, обострение язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки, перфорация язв, воспаление дивертикула подвздошной кишки, терминальный илеит. При остром холецистите, сопровождающемся гепатитом, со значитель­ным увеличением печени, воспаленный желчный пузырь смещается в правую подвздошную область, где и ощущается наибольшая болезненность. Кроме того, при остром холецистите инфицированный выпот, спускаясь по правому боково­му каналу, скапливается также в правой подвздошной области и обусловлива­ет выраженную болезненность в этой зоне. Аналогичным образом может скап­ливаться выпот в правой подвздошной области при остром панкреатите. При перфоративных язвах желудка или двенадцатиперстной кишки, особенно при­крытых, содержимое полых органов также опускается по правому боковому каналу книзу, вызывая боль, в то время как в верхних отделах боль уменьша­ется в связи с тем, что перфорационное отверстие оказалось прикрытым. Ди­вертикул и терминальный отдел подвздошной кишки находятся в зоне располо­жения червеобразного отростка и их воспаление легко может быть принято за острый аппендицит.

Нередко проявления острого аппендицита напоминают симптоматику уроло­гических заболеваний — почечнокаменной болезни при расположении камня в дистальном отделе правого мочеточника, блуждающей правой почки с переги­бом мочеточника.

У детей в возрасте до 4 лет острый аппендицит может протекать с диф­фузной болевой реакцией и высокой температурой тела, а также другими общи­ми явлениями, характерными для большинства заболеваний не только органов брюшной полости, но и грудной клетки, мочеполовой системы и др. В первые часы заболевания дети капризны, беспокойны. По мере нарастания интоксика­ции они становятся адинамичными. У детей быстрее развиваются деструкция отростка и перитонит. У 12 % детей бывает понос, что создает дополнительные диагностические трудности.

У лиц пожилого и старческого возраста могут вообще отсутствовать харак­терные симптомы острого аппендицита, и заболевание выявляют лишь тогда, когда развивается общий перитонит.

По нашим данным, заболеваемость острым аппендицитом у лиц обоего пола в возрасте от 15 до 19 лет наибольшая—114,9 на 10000 населения, у детей от 1 года до 4 лет—11,4, у лиц в возрасте 60—69 лет—29,7, 70 лет и стар­ше—15,8; у детей до 1 года (наиболее “опасная” в плане диагностических ошибок группа больных) заболеваемость низкая — 3,48.

У больных любого возраста, особенно у детей, за приступ острого аппенди­цита может быть принята правосторонняя нижнедолевая пневмония. У некоторых больных с сахарным диабетом может наблюдаться клиника “ложного остро­го живота” с неопределенной симптоматикой.

Затруднения в диагностике острого аппендицита могут возникнуть при атипичном расположении червеобразного отростка. При его срединном положении в процесс довольно быстро вовлекаются прилежащие петли тонкой кишки, и клиническая картина протекает по типу острой кишечной непроходимости. Аппендицит диагностируют во время операции.

При ретроцекальном расположении отростка, особенно если он расположен ретроперитонеально или замурован в спайках, нет типичных для острого аппен­дицита явлений раздражения брюшины в правой подвздошной области. Боль может иррадиировать в область почки, могут даже развиться днзурические явления, в связи с чем приступ острого аппендицита может быть расценен как почечная колика. Для уточнения диагноза в таких случаях производят экскреторную урографию.

Известны крайне редкие случаи левостороннего расположения червеобразно­го отростка. Вместе с тем описан случай обычного расположения отростка у больной с декстракардией (С. Н. Лукашов, 1981).

У больных с острым аппендицитом, поступающих на 3—4-е сутки и позже от начала заболевания, диагностические затруднения носят иной характер. В том случае, если у больного имеются признаки разлитого перитонита, он под­лежит экстренному оперативному лечению, а источник перитонита выявляют во время операции. Если больной поступает с аппендикулярным инфильтратом, симптомов раздражения брюшины обычно не бывает, в правой подвздошной области пальпируется плотноватое, четко отграниченное, болезненное, неподвиж­ное образование. Характерный анамнез не оставляет сомнений в диагнозе аппендикулярного инфильтрата, требующего стационарного консервативного лечения. При нагноении аппендикулярного инфильтрата резко возрастает лейкоцитоз и сдвиг лейкоцитарной формулы влево, температура тела приобретает гектический характер, инфильтрат резко болезнен, увеличивается в размерах, иногда удается выявить симптом зыбления. Больные с нагноившимся аппендикулярным инфильтратом подлежат экстренному оперативному лечению. Абсцесс чаще вскрывают из правого бокового внебрюшинного доступа либо используют до­ступ через влагалище или прямую кишку, в зависимости от прилегания и нали­чия спаяния с указанными органами.

Читайте также:  Что будет если после аппендицита заниматься спортом

На статистику острого аппендицита влияют осложнения, возникающие вслед­ствие наличия, особенно у пожилых больных, различных сопутствующих заболе­ваний, которые могут обостряться или переходить в стадию декомпенсации. К ним относятся сердечно-сосудистая недостаточность, пневмония, почечная недостаточность, тромбоэмболия и диабет.

Считаем необходимым особо остановиться на вопросе о лечении больных, у которых ост­рый аппендицит протекает на фоне сахарного диабета.

Выполнение оперативного вмешательства у таких больных связано с необходимостью применения у них простого инсулина, который назначают и больным, получавшим до опера­ции пероральные сахароснижающие препараты. Доза инсулина зависит от содержания глю­козы в крови и моче, которое определяют не реже 3 раз в сутки.

Другой особенностью является то, что больным с сахарным диабетом, даже при неослож­ненном аппендиците, в послеоперационном периоде следует назначать антибиотики, так как у них повышена опасность возникновения гнойных осложнений.

По данным конъюнктурных обзоров по УССР за 1981 г. в структуре ослож­нении, закончившихся летальными исходами, удельный вес перитонита оказался наиболее высоким — 42 %. Это, видимо, связано с тем, что перитонит развивается в запущенных случаях, при поздних оперативных вмешательствах, а также при погрешностях оперативной техники.

На втором месте после перитонита стоят тромбоэмболические осложнения (14,5 %). Хотя вероятность развития тромбоэмболий после поздних операций также выше, все же в значительной степени эти осложнения следует связывать с недооценкой наличия у больных тромбоопасных состояний и, как следствие, с отсутствием соответствующей профилактики.

На третьем месте находится сердечно-сосудистая недостаточность—9,2%. В основе предупреждения осложнений острого аппендицита лежит своевре­менная и безошибочная диагностика острого аппендицита и, что не менее важ­но, сопутствующих заболеваний. Для этого должны быть использованы все до­ступные диагностические приемы, которые сводятся к следующему.

1. Тщательный сбор анамнеза и выяснение жалоб больного. Опрос больного начинают с выяснения срока заболевания. Указанное больным время фиксируют в медицинских документах.

Для острого аппендицита характерна остро возникающая боль в животе, вначале в надчревной области, в области пупка или (реже) по всему животу. Вскоре боль локализуется в правой подвздошной области. Продромальные симптомы, как правило, отсутствуют, иногда заболеванию предшествует общая слабость. Нередко приступ боли возникает ночью. Боль постепенно нарастает, носит постоянный характер, при кашле усиливается. Обязательно выясняют на­личие аналогичных приступов боли в прошлом, их длительность. Уточняют, не испытывал ли больной тупой боли в правой подвздошной области при быстрой ходьбе или беге (характерна для хронического рецидивирующего аппендицита в межприступный период). Выясняют, есть ли тошнота, была ли рвота (при остром аппендиците рвоты может и не быть), нет ли задержки стула и газов (обычно она имеется, особенно на 2—3-й день и позже). Понос бывает крайне редко, однократно (у детей он отмечается довольно часто). Следует узнать у больного, не перенес ли он недавно грипп или ангину (факторы риска), а так­же выяснить наличие заболеваний, которые могут симулировать острый аппен­дицит (почечнокаменная и желчнокаменная болезни, язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки, диабет, колит, у женщин — гинекологические за­болевания). Уточняют, нет ли дизурических явлений, сопутствующих заболе­ваний.

Стихание боли через несколько часов от начала интенсивного приступа, осо­бенно у больных старческого возраста, возможно в случае развития деструк­тивных изменений.

2. Исследование состояния органов дыхания и сердечно-сосудистой системы, определение пульса, АД (при необходимости выполнение ЭКГ). Наличие ослаб­ленного дыхания или хрипов при аускультации легких, другие возможные на­рушения, выявляемые при перкуссии и аускультации, требуют проведения рент­геноскопии легких для исключения (или подтверждения) легочной патологии. Необходимо выяснить, нет ли у больного порока сердца, аритмии. Проверяют наличие варикозного расширения вен, трофических изменений, тромбофлебита нижних конечностей (часто у лиц пожилого возраста). У больных пожилого и старческого возраста при распространенном атеросклерозе боль в животе, симу­лирующая острый аппендицит, может быть обусловлена спазмом сосудов брюш­ной полости. Поэтому для дифференцирования боли больному дают нитроглице­рин. Последний уменьшает боль, связанную со спазмом сосудов, и не изменяет интенсивности боли при острых хирургических заболеваниях, в том числе и при остром аппендиците.

3. Исследование живота. При осмотре определяют конфигурацию живота (при аппендиците она, как правило, не изменена), участие передней брюшной стенки в акте дыхания. При остром аппендиците правая ее половина, особенно подвздошная область, может отставать или не участвовать в акте дыхания. Живот может быть слегка вздут. При пальпации определяется напряжение мышц правой подвздошной области, но при атипичном расположении отростка оно может иметь иную локализацию (при осложнении острого аппендицита пе­ритонитом напряжена вся передняя брюшная стенка).

Описано большое количество болевых симптомов, характерных для острого аппендицита. Наибольшее признание в клинике получили симптом Ровзинга (при толчке, поколачивании левой рукой в левой подвздошной области соответ­ственно расположению нисходящего отдела ободочной кишки правой рукой на­давливают на вышележащий отрезок ободочной кишки; симптом считается по­ложительным, если при этом усиливается боль в правой подвздошной области); симптом Ситковского (усиление боли в правой подвздошной области при поло­жении больного на левом боку), а также симптом скольжения Воскресенского (быстрое движение косо вниз к области слепой кишки через натянутую рубаш­ку II—IV пальцев правой руки хирурга вызывает усиление боли в правой под­вздошной области). Исключительное значение имеет симптом Щеткина—Блюм-берга (указывает, как и симптом Воскресенского, на воспаление брюшины). Он вызывается медленным надавливанием пальцами на переднюю брюшную стенку, а затем быстрым отнятием руки. Симптом считается положительным, если при отнятии руки появляется боль. При определения этого симптома врач должен указать степень распространения боли и ее выраженность. Следует помнить, что этот симптом может отсутствовать или быть слабо выраженным при ретро-цекальном расположении червеобразного отростка, даже при деструктивных изменениях в нем. Вместе с тем при таких острых заболеваниях брюшной по­лости, как воспаление придатков матки, болезнь Крона, воспаление дивертикула подвздошной кишки, острый холецистит (при опущенном книзу пузыре), пер-форативная язва, может быть положительный симптом Щеткина—Блюмберга именно в правой подвздошной области.

У больных с подозрением на острый аппендицит обязательным является определение симптома Пастернацкого с обеих сторон (появление боли при поколачивании рукой по пояснице в области расположения почек). При подозре­нии на наличие урологических заболеваний, симулирующих клинику острого аппендицита, больному следует выполнить хлорэтиловую пробу по Борисову (исчезновение боли при почечной колике после орошения поясницы хлорэти-лом) либо блокаду по Лорину—Эпштейну (при введении 40—60 мл 0,25 % рас­твора новокаина в область семенного канатика у мужчин и круглой связки матки у женщин боль уменьшается при почечной колике и остается неизменен­ной при остром аппендиците). При необходимости в срочном порядке выполня­ют урографию и другие исследования, позволяющие установить диагноз.

Обязательно проводят ректальное исследование (наличие локальной болез­ненности справа при остром аппендиците, нависание стенки прямой кишки при наличии выпота), а у женщин—влагалищное исследование.

При выполнении всех этих исследований необходимо обращать внимание на общее состояние и поведение больного, В начале заболевания острым аппендицитом общее состояние остается вполне удовлетворительным (исключение со­ставляют дети первых лет жизни), затем может прогрессирующе ухудшаться по мере развития перитонита, когда больные стараются меньше двигаться, так как движение усиливает боль. Язык вначале влажный, на 2—3-й день ста­новится суховатым или сухим, обложен белым налетом. Возможна гиперемия зева, так как острый аппендицит, особенно у детей, нередко сочетается с ан­гиной,

К числу обязательных лабораторных исследований относится анализ крови. Определяют содержание лейкоцитов, лейкоцитарную формулу, СОЭ (для остро­го аппендицита вначале характерны умеренный лейкоцитоз, сдвиг лейкоцитар­ной формулы влево, анэозинофилия или эозинопения, нормальная СОЭ). Про­изводят также анализ мочи (для дифференциальной диагностики правосторонней почечной колики, пиелита, пиелоцистита и др.). При оценке полученного анализа следует помнить, что при остром аппендиците изменений в моче обычно нет, но при ретроцекальном расположении червеобразного отростка, при его прилегании к мочеточнику могут быть изменения, не связанные с почечной па­тологией.

Многие авторы рекомендуют измерять кожную (для острого аппендицита характерна более высокая температура в правой подвздошной области по срав­нению с левой) и ректальную температуру (градиент между кожной и ректаль­ной температурами при остром аппендиците более 1°С), С целью диагностики острого аппендицита используют также тепловизор, жидкокристаллическую термографию (А. А. Лобенко и соавт., 1982, и др.).

Согласно современным взглядам, всех больных с признаками острой хирур­гической патологии органов брюшной полости надо при поступлении в стацио­нар подвергать рентгенологическому исследованию (см. с. 17). По мнению В. Г. Полежаева и соавторов (1984), при подозрении на острый аппендицит рентгенологическое исследование показано через 12 ч от начала заболевания.

Как, указывают М. К. Щербатенко и Э. А. Береснева (1977, 1981), при остром катаральном аппендиците выявить рентгенологические изменения не уда­ется.

При аппендикулярном инфильтрате на рентгенограммах, произведенных в вертикальном положении больного, или на латерограмме может быть обнару­жен горизонтальный уровень жидкости, располагающийся вне просвета кишеч­ника, чаще в правом боковом канале кнаружи от слепой кишки, либо на рент­генограмме. выполненной в горизонтальном положении больного, определяется скопление мелких пузырьков газа на фоне ограниченного затемнения, локали­зующегося в проекции червеобразного отростка.

В сложных диагностических случаях, наряду с рентгенологическим исследо­ванием, большую помощь может оказать лапароскопия (В. Н. Четверикова, Э. П. Поладько, 1982, и др.).

Значительный процент осложнений при остром аппендиците связан с ошиб­ками, допускаемыми во время операции, а также с погрешностями ведения больных в послеоперационный период.

И. М. Матяшин, Ю. В. Балтайтис (1977) проанализировали 1146 случаев летальных исходов при остром аппендиците, имевших место в лечебных учреж­дениях УССР в течение ряда лет. Они отметили, что большинство больных (70 %) были оперированы в первые 4 ч от момента госпитализации, а небла­гоприятные исходы обусловлены в основном техническими и тактическими погрешностями во время операции. Одной из распространенных ошибок оказался неправильный выбор метода обезболивания. Большинство больных с неосложненным острым аппендицитом могут быть оперированы под местной анестезией. При наличии перитонита необходимо применение общего обезболивания. По­следнее показано также больным, у которых предполагаются затруднения в выполнении операции в силу конституциональных особенностей или тяжести патологического процесса.

Как уже указывалось выше, установление диагноза острого аппендицита яв­ляется абсолютным показанием к экстренной операции, независимо от формы заболевания, возраста больного, времени, прошедшего от начала заболевания. Исключение могут составить лишь больные с наличием плотного, неподвижного, хорошо отграниченного инфильтрата.

У больных с сопутствующими заболеваниями (инфаркт миокарда, инсульт, декомпенсация кровообращения, пневмония и др.), у которых операция может оказаться опаснее самого заболевания, вопрос об оперативном вмешательстве решается консилиумом врачей, индивидуально. При небольшом сроке заболева­ния, квалифицированном врачебном и лабораторном контроле допустимо при­менять холод, антигистаминные препараты, спазмолитические средства, антибио­тики. Больные с деструктивным аппендицитом, сопровождающимся перитонитом, подлежат безоговорочному оперированию, хотя риск операции очень большой.

Беременность, не исключая первой ее половины, когда клиническая картина острого аппендицита является стертой, не служит противопоказанием к опера­ции при установленном диагнозе. Поскольку изменения в червеобразном отрост­ке могут не соответствовать внешним проявлениям заболевания, выжидание особенно опасно.

Классический оперативный доступ — разрез по Волковичу—Дьяконову. Дли­на разреза должна быть не менее 8 см, при этом разрез кожи увеличивают пропорционально толщине подкожной жировой клетчатки. Применение малень­ких оперативных разрезов при аппендэктомии является грубейшей ошибкой оперативной техники.

Следует, как правило, выполнять аппендэктомию по кисетному способу. При этом культю червеобразного отростка перевязывают кетгутом и погружают в кисетный шов, наложенный шелком или капроном. Брыжейку червеобразного отростка перевязывают нерассасывающимся материалом, при необходимости порциально.

Важным моментом операции является тщательный гемостаз. Хирург не име­ет права закрыть брюшную полость, если у него нет абсолютной уверенности в надежной остановке кровотечения (контроль на гемостаз осуществляют путем введения марлевых тампонов, в том числе в полость малого таза). Успех лече­ния часто зависит от рационального дренирования брюшной полости. При ост­ром аппендиците дренирование показано в случае обнаружения перитонита (по общим правилам с учетом распространенности процесса); при деструктивных изменениях в червеобразном отростке с наличием воспалительного выпота (см. главу 2).

Удаление червеобразного отростка должно быть всегда оправдано. Недопустима так на­зываемая попутная аппендэктомия во время других вмешательств. Аппендэктомия при неиз­мененном отростке—вмешательство опасное, так как нередко сопровождается тяжелыми ос­ложнениями, связанными со вскрытием просвета кишки и образованием спаек.

Если макроскопических изменений в червеобразном отростке нет, то необходима ревизия терминального отдела тонкой кишки на расстоянии не менее 1—1,5 м от слепой кишки для исключения воспаления дивертикула подвздошной кишки или терминального илеита.

При терминальном илеите (болезни Крона) вследствие неспецифического воспаления тер­минальный отдел подвздошной кишки утолщен, отечен, гиперемирован, на серозной оболочке имеются мелкие геморрагии, возможно выделение фибринозного экссудата. Воспаленный уча­сток кишки внимательно осматривают, в брыжейку кишки вводят раствор антибиотиков. Не­которые хирурги зашивают операционную рану наглухо, большинство оставляют микроирри­гатор для подведения антибиотиков после операции, что более целесообразно.

При воспалении дивертикула подвздошной кишки на расстоянии примерно 60 см от илеоцекального угла (возможны колебания от 20 см до 1,5 м) на подвздошной кишке обнару­живается выпячивание обычно длиной 4—6 см и диаметром от 1 гм (и менее) до ширины подвздошной кишки (изредка встречаются дивертикулы значительной длины). Могут отме­таться: катаральные, флегмонозные, гангренозные изменения стенок дивертикула или его пер­форация. Воспаленный дивертикул подвздошной кишки подлежит удалению. При диаметре основания менее 1 см применяют методику, аналогичную аппендэктомии. При более широ­ком основании дивертикулэктомию выполняют по типу отсечения или конусовидной резекции кишки. Если же диаметр основания превышает половину диаметра кишки, то рекомендует­ся циркулярная резекция кишки с наложением анастомоза по типу конец в конец. При ка-тараль!;6м воспалении дивертикула, когда серозный выпот отсутствует или определяется скудное его количество, дренирование брюшной полости не производят, В остальных случаях (флегмонозное воспаление, обильный серозно-гнойный выпот и т. д.) дренирование брюшной полости осуществляют по общим правилам.

Следует обращать внимание на состояние придатков матки, толстой кишки. При диффе­ренциальной диагностике во время операции имеет значение характер экссудата (зеленовато-серого цвета, часто липкий, с кусочками пищи, синеющий при добавлении капли йода — при перфоративной язве; с примесью желчи — при патологии желчного пузыря; геморрагической— при панкреатите, кишечной непроходимости, ущемлении кишечника в грыже, ишемии и ин­фаркте кишечника). В сомнительных случаях экссудат направляют для срочного лаборатор­ного исследования. Во всех случаях, когда предполагается использование антибиотиков, со­держимое брюшной полос и отправляют в бактериологическую лабораторию для определе­ния характера микрофлоры и подбора антибиотика. Поэтому а операционной всегда должны быть стерильные пробирки.

Обнаруженный во время операции общин гнойный перитонит требует соответствующего лечения.

Послеоперационную рану зашивают наглухо при остром катаральном аппен­диците. При наличии гнойного выпота, выраженной подкожной жировой клет­чатке, когда имеется реальная опасность нагноения, кожные края раны и жи­ровую клетчатку не ушивают (первично-отсроченные или вторичные швы). При значительно развитой подкожной жировой клетчатке многие авторы рекоменду­ют перед зашиванием раны дренировать ее с углов пучком шелковых нитей в течение 1—2 сут. после операции либо использовать водорастворимые мази для профилактики нагноения.

Целесообразно непосредственно после операции накладывать груз на рану. На следующий день после операции обязательно меняют повязку.

Выше мы указывали на необходимость дренирования нагноившегося аппендикулярного инфильтрата. Если абсцесса нельзя достичь через правый внебрюшинный боковой доступ (у крыла подвздошной кости), через прямую кишку (инфильтрат нс спаян с ней) или через влагалище, то производят его вскрытие через типичный внутрибрюшинный косой разрез. Для профилактики инфициро-вания брюшной полости следует перед вскрытием абсцесса тщательно отгоро­дить марлевыми салфетками место предполагаемого вмешательства.

Операция у больного с острым аппендицитом—это лишь начало лечения. Часть больных с осложненным острым аппендицитом после операции направля­ют в палату интенсивной терапии.

Мероприятиям, способствующим своевременной диагностике и профилак­тике послеоперационных осложнений, относятся ежедневный физикальный, при необходимости рентгеновский контроль состояния органов грудной клетки, кон­сультация терапевта. Лучшими мерами по предупреждению развития пневмо­нии является раннее вставание (с 1—2-х суток), дыхательная гимнастика, мас­саж грудной клетки.

Больным с варикозным расширением поверхностных вен голени в целях профилактики тромбоэмболических осложнений необходимо еще до операции производить бинтование конечностей эластичными бинтами (у лиц пожилого и старческого возраста бинтование конечностей способствует стабилизации пока­зателей гемодинамики). При обнаружении до операции повышенных показате­лей состояния свертывающей системы крови следует через 12 ч после операции назначать внутримышечное введение гепарина (по 5000 ЕД каждые 6 ч).

Уменьшению числа послеоперационных осложнений со стороны раны способ­ствует смена повязки в 1-е я на 3-й сутки после операции. При наличии отека краев раны, покраснения, повышения температуры тела уже на 3-й сутки после операции показано снятие одного-двух швов, разведение на этом участке краев раны, назначение 2—3 сеансов УВЧ. Обязательным является опорожнение ге­матомы или так называемой серомы. При обнаружении инфильтрата в глубине раны показаны физиотерапевтические методы лечения. В случае обнаружения в ране гнойного отделяемого снимают все швы, разводят края раны. а боль­ного изолируют в специально выделенные палаты или отделение для больных с гнойными осложнениями.

У большинства больных с гладким послеоперационным течением швы следу­ет снимать на 5-е сутки. Лишь у пожилых, ослабленных или тучных больных их снимают на 7—8-е сутки.

Раннее снятие швов (на 3—4-е сутки) и ранняя выписка способствуют умень­шению числа гнойных осложнении. При неосложненном течении острого аппен­дицита больные молодого и среднего возраста могут быть выписаны на 3— 4-е сутки после операции (швы снимают в поликлинике). Перед выпиской необ­ходимо повторить клинические анализы крови и мочи. При наличии даже незна­чительного повышения температуры тела обязательно повторное пальцевое ректальное исследование (для исключения абсцесса или инфильтрата в малом тазу). Повышение СОЭ также может свидетельствовать о развивающемся осложнении. После выписки из стационара больной должен явиться в поликли­нику не позднее третьего дня. Периодичность последующих осмотров больного в поликлинике не должна превышать 5 дней. Наличие даже незначительного инфильтрата требует назначения физиотерапевтических методов лечения, В слу­чае появления лигатурных свищей, позднего нагноения, с которыми не удается справиться в течение 5—7 дней, необходимо повторное направление больного в стационар.

Острый аппендицит является самым коварным заболеванием среди всей ургентной патологии. При нем допускают ошибки не только молодые, но и ква­лифицированные специалисты. Поэтому, если больной жалуется на боль в жи­воте, врач должен прежде всего исключить острый аппендицит.

источник