Меню Рубрики

Аппендицит делать под местной

Аппендицит – это заболевание, во время которого воспаляется червеобразный отросток слепой кишки. Аппендицит всегда требует хирургического вмешательства, и является очень распространённой патологией. Около 90% всех операций в общей хирургии приходится именно на это заболевание. Аппендэктомия – это операция, направленная на удаление аппендицита. Далее будет рассказано о том, под каким видом анестезии чаще делают аппендэктомию в настоящее время, и о том, какой из методов наркоза лучше.

Еще лет 30 назад, практически все удаления аппендицита проводились с помощью местной анестезии. Процедура местного обезболивания при аппендэктомии называется методом тугого инфильтрата.

Раньше чаще всего аппендицит удаляли под местным наркозом

Анестезиологом вводится под давлением раствор новокаина во все слои кожи, в области нижней брюшной стенки. Так врач создает довольно большой кусок тканей, пропитанных анестетиком, через которые нервные импульсы не могут пройти. Таким образом, происходит блокирование болевой чувствительности. На протяжении всей операции, анестезиолог дополнительно вводит анестетик, так как его действие очень быстро заканчивается.

Преимущества этого метода:

  1. Простота. Для местной анестезии не нужна серьезная техническая обеспеченность. В экстренных случаях, это оперативное вмешательство можно проводить в полевых условиях.
  2. Безопасность для пациента. Этот вид наркоза считается самым безопасным.
  3. Пациенты быстро отходят от анестезии, уже через несколько часов ощущения онемения нет.

Местную анестезию не делают в таких случаях:

  • При маленьком возрасте пациента. При этом способе обезболивания человек находится в полном сознании, а успокоить и удержать ребенка в этой ситуации невозможно.
  • При перитоните. В запущенных стадиях, аппендицит осложняется перитонитом. Это осложнение удлиняет время операции на несколько часов. Местное обезболивание рассчитано на 30-40 минут.
  • Если врачи делают аппендэктомию лапараскопическим способом.

Главный минус метода – недостаточное обезболивание. Бывает, что пациенты говорили, что буквально чувствовали, как им вырезают аппендицит. В связи с этим, этот способ анестезии делают редко. Главное показание к нему – это противопоказание к другим методам обезболивания, которые будут рассмотрены в далее.

В современных клиниках аппендицит в 95% случаев удаляют, используя общий наркоз. Это лучший способ анестезии, какой можно применить в данном случае.

В наше время почти всегда операция проводится под общим наркозом

Его преимущества:

  1. Пациент находится в глубоком сне. После операции он ничего не запомнит.
  2. Отсутствие болевых ощущений. Сразу после введения человека в состояние медикаментозного сна, вся его болевая чувствительность отключается.
  3. Возможность регулировать время. Обычно, врач не знает, сколько времени займет оперативное вмешательство. Но бывают случаи, когда после начала операции, обнаруживаются осложнения, которые требуют удлинения времени. К ним относятся:

— Атипичное расположение червеобразного отростка.

  1. Точное определение времени пробуждения. Опытный анестезиолог может просчитать, через сколько времени пациент начнет приходить в себя, после наркоза.
  2. Большой выбор препаратов для общего наркоза. Какой именно препарат вводить решает анестезиолог, оценивая общее состояние пациента, и требуемое время для операции. После выбора препарата, проводится проба на аллергическую чувствительность.

Общий наркоз – это сложный и многоэтапный процесс. Это не простое введение какого-то препарата, после которого больной засыпает.

Наркоз — это сложный процесс, который состоит из нескольких этапов

Обычно, общий наркоз при удалении аппендицита состоит из этапов, представленных в таблице:

Название этапа Характеристика этапа
Премедикация Ее делают с целью предупредить развитие осложнений со стороны сердечно-сосудистой системы, а также укрепить организм.
Вводный наркоз Пациент медленно вводится в состояние сна. После проводится интубация трахеи, и перевод больного на искусственную вентиляцию легких, а затем вводятся миорелаксанты для расслабления гладкой мускулатуры.
Интубация помогает человеку дышать, после введения миорелаксантов, которые также расслабляют и дыхательные мышцы.
Поддерживание наркоза Анестезиолог оценивает работу сердца и легких. И при необходимости продлевает время наркоза.
Выведение из наркоза После окончания операции, анестезиолог пробуждает больного, и переводит его на самостоятельное дыхание.

Общий наркоз можно проводить с помощью внутривенного или масочного введения препаратов.

Какой из этих двух методов лучше – нельзя сказать. Всегда только анестезиолог решает, каким способом можно пользоваться конкретно для данного пациента.

В таблице представлены препараты, применяемые при общем наркозе:

Препараты, какие используются для внутривенного наркоза Препараты для масочного (эндотрахеального) введения
Кетамин Закись азота
Пропофол Фторотан
Деприван Галотан
Тиопентал натрия Изофлюран
Оксибутират натрия Десфлюран
Виадрил Севофлюран

Существует множество препаратов для общей анестезии

Часто используются эти два метода комбинированно и одновременно.

Бывают случаи, когда удалять аппендицит под общей анестезией больному запрещено:

  1. Некомпенсированные заболевания сердечно-сосудистой системы, которые привели к сердечной недостаточности.
  2. Заболевания печени и почек, которые сопровождаются печеночной и почечной недостаточностью. Все эти препараты выводятся этими двумя органами. В случаях, когда печень и почки не справляются со своими функциями, введённые препараты отравят организм.
  3. Нарушение ритма сердца: антриовентрикулярная блокада 3 степени, мерцательная аритмия, частые эпизоды тахикардии.
  4. Бронхиальная астма.
  5. Беременность и период вскармливания малыша молоком.

Аппендэктомия может проводиться под общей или местной анестезией. В наше время именно общий наркоз чаще делают при этой операции. Благодаря правильному подбору медикаментов, после общего наркоза можно свести к минимуму осложнения.

источник

Воспаление червеобразного отростка – придатка слепой кишки: распространенное патологического состояние, требующее проведение хирургического вмешательства для его иссечения. Благодаря развитию современных техник хирургии и использованию проверенных средств наркоза врачи удаляют аппендицит без отсутствия болезненных и дискомфортных ощущения у пациента.

При каком наркозе удаляют аппендицит? При операции аппендэктомии используют различные виды обезболивания. Метод анестезии избирается врачом с учетом возраста больного, анамнеза, сопутствующих хронических болезней, тяжести состояния и методики оперирования.

Чаще всего удаляют аппендицит при общем многокомпонентном наркозе, при каком гарантирован крепкий медицинский сон пациента и полное отсутствие боли. Преимущество общей анестезии: предохранение человека от возникновения воспоминаний после операции. Современные фармакологические средства, например: пропофол, мидазолам, изофлюран, десфлюран обеспечивают гладкое течение обезболивание и быстрое восстановление чувствительности после операции.

При резекции придатка слепой кишки присутствует вероятность проникновения желудочных масс в дыхательные пути человека. Поэтому для зашиты воздухоносных протоков, во время аппендэктомии часто выполняют интубацию трахеи. Стоит отметить: применение эндотрахеальной техники – полная гарантия сохранности дыхательных функций оперируемого. К сожалению, в большинстве российских клиник игнорируют такую потенциальную угрозу и удаляют аппендицит при помощи внутривенного наркоза, какой не предостерегает от опасности попадания содержимого желудка в легкие.

Вторым способом обезболивания при хирургической операции является регионарная анестезия, при какой достигается выключение болевой чувствительности в необходимой зоне тела. Существует огромное число техник местного обезболивания. Самые распространенные виды регионарной анестезии, при какой удаляют аппендицит:

  • спинальная (спинномозговая;
  • эпидуральная (перидуральная);
  • проводниковая (блокада нервных сплетений).

Методики регионарной анестезии, в сравнении с общим наркозом, признаны наиболее безопасными вариантами. Однако такие способы применяют не часто по причине технической сложности процедуры: само выполнение обезболивания занимает в среднем 30 минут, что не всегда удобно для хирургов. При этом инъекции в спину не всегда обеспечивают достижения 100% потери чувствительности у пациента, поэтому для полного «замораживания» нередко требуется изменение тактики анестезиолога, что значительно увеличивает его нагрузку при операции.

Все вышеуказанные методы при верной технике выполнения оказывают адекватный результат. Однако региональная анестезия, при какой удаляют аппендицит, предполагает пребывание больного в сознании в процессе проведения вмешательства. По этой причине такой метод обезболивания противопоказан для маленьких детей и людей с повышенной возбудимостью нервной системы: их неконтролируемое волнение значительно затрудняет работу врача (необходим общий наркоз). Также не вырезают отросток при помощи данной методики у лиц, страдающих перитонитом, так как при проведении обширного вмешательства существует необходимость санации кишечника, из-за чего вероятен рефлекторный спазм мускулатуры брюшной зоны. Также региональный вид обезболивания без седации, при каком удаляют аппендицит традиционным способом, не оправдан при проведении лапароскопической операции из-за высокого риска развития рвоты и спазмов брюшной мускулатуры у пациента, пребывающего в сознании.

Я создал этот проект, чтобы простым языком рассказать Вам о наркозе и анестезии. Если Вы получили ответ на вопрос и сайт был полезен Вам, я буду рад поддержке, она поможет дальше развивать проект и компенсировать затраты на его обслуживание.

источник

Смертность из-за него вроде бы невысока: всего 0,2-0,3%, но за столь незначительными цифрами кроется около 3000 человеческих жизней, которые врачам не удается спасти. И в летний период, когда многие люди находятся на дачах и далеко от врачей, особенно важно уметь отличать аппендицит от обычных болей в животе, чтобы вовремя обратиться к врачу.

Аппендикс — короткий и тонкий слепой червеобразный отросток длиной 7-10 см, расположенный на конце слепой кишки (начальный отдел толстой кишки). Как и любой отдел кишечника, аппендикс вырабатывает кишечный сок, но так мало, что особой роли в пищеварении он не играет. Поэтому его долгое время считали «ошибкой природы» и удаляли больным при первой возможности. Но недавно ученые обнаружили в слепом отростке лимфоидные клетки, такие же, как в миндалинах человека. А поскольку эти клетки обладают свойствами защищать организм от инфекций, то родилось предположение, что аппендикс — часть иммунной системы.

Однако количество защитных клеток в нем, как оказалось, весьма незначительно и сильного влияния на иммунитет оказать не может. Так что большинство специалистов по-прежнему уверены, что пользы от червеобразного отростка нет, а вот вред в случае его воспаления может быть существенный: вовремя не диагностированный острый аппендицит может стоить не только здоровья, но и жизни.

Специалисты не сходятся во мнении о точных причинах развития аппендицита. Однако группы риска определены.

Например, люди, страдающие такими болезнями, как хроническая ангина, воспаление легких, затяжные простуды, заболевания желудочно-кишечного тракта, кариес. В результате этих заболеваний инфекции по кровеносному руслу проникают в аппендикс и провоцируют там воспалительный процесс. Так что здоровые зубы — залог здоровья для аппендицита.

Существует также стрессовая теория. Она основана на том, что в результате волнения у человека происходит резкое сужение кровеносных сосудов и это приводит к внезапному обескровлению червеобразного отростка и развитию его воспаления.

Но чаще всего возникновение аппендицита объясняют засорением соединения толстой кишки и червеобразного отростка, что часто случается при запорах и хронических колитах.

У большинства людей аппендикс находится примерно на середине расстояния между пупком и правой подвздошной костью. В этом месте при аппендиците и ощущается максимальная боль. Но если червеобразный отросток приподнят к правому подреберью, ближе к печени, боль будет проявляться в этой области. А если аппендикс опущен в нижнюю часть таза, то у женщин аппендицит легко спутать с воспалением придатков, у мужчин — мочевого пузыря.

При расположении отростка за слепой кишкой, когда он завернут к почке и мочеточнику, возникает боль в пояснице, отдает в пах, в ногу, в область таза. Если же отросток направлен внутрь живота, тогда появляются боли ближе к пупку, в среднем отделе живота и даже под ложечкой.

Боли возникают внезапно, без всякой явной причины. Поначалу они не слишком сильные — их можно еще терпеть. А иногда уже с первых минут приступа острого аппендицита они становятся невыносимыми и протекают по типу колики.

Боль будет мучить человека до тех пор, пока живы нервные окончания отростка. Когда же произойдет его омертвение, нервные клетки погибнут и боли ослабнут. Но это не повод для успокоения. Аппендицит не «рассосется». Наоборот, отступление боли — повод для немедленной госпитализации. Острый аппендицит сопровождается и другими симптомами. В начале заболевания появляется общее недомогание, слабость, ухудшается аппетит. Вскоре может возникнуть тошнота, иногда и рвота, но однократная. Характерна температура в пределах 37,2-37,7 градуса, иногда сопровождаемая ознобом. На языке появляется белый или желтоватый налет.

Распознать аппендицит помогут простые приемы. Но, учтите, проводить самодиагностику надо очень осторожно.

1. Легко постучите подушечкой согнутого указательного пальца в области правой подвздошной кости — при аппендиците там всегда бывает больно.

2. Для сравнения также постучите по левой подвздошной области, что в случае воспаления аппендикса не вызовет болезненных ощущений. Внимание: самим проводить пальпацию (ощупывание живота руками) нельзя, есть опасность разорвать аппендикс, что обычно приводит к перитониту.

3. Попробуйте громко кашлянуть: усиление боли в правой подвздошной области подскажет, что у вас начинается аппендицит.

4. Слегка надавите ладонью в том месте живота, где больше всего болит. Подержите здесь руку 5-10 секунд. Боль при этом немного ослабнет. А теперь уберите руку. Если в этот момент появится боль, это признак острого аппендицита.

5. Примите позу эмбриона, то есть лягте на правый бок и подтяните ноги к туловищу. При аппендиците боль в животе ослабнет. Если же вы повернетесь на левый бок и выпрямите ноги, она усилится. Это тоже признак острого аппендицита.

Но этим самодиагностика должна ограничиваться. Не медлите с обращением к врачу, поскольку и сам аппендицит, и все заболевания, под которые он может маскироваться (почечная колика, обострение панкреатита или холецистита, язвенные болезни желудка и 12-перстной кишки, острые воспаления мочевого пузыря, почек, женских органов), требуют госпитализации!

Если поставлен диагноз «острый аппендицит», первоочередное лечение одно — экстренная операция. В настоящее время существует щадящий лапароскопический метод, при котором червеобразный отросток можно удалить без большого разреза. К сожалению, в нашей стране такой вид операций из-за плохой технической оснащенности больниц пока недостаточно распространен.

Главная задача послеоперационного периода — избежать осложнений, например, нагноений послеоперационной раны. В их возникновении чаще всего нет никакой вины хирурга. А быть этому осложнению или не быть, зависит от состояния червеобразного отростка в момент операции — чем больше степень воспаления, тем выше опасность нагноения.

Если операция прошла удачно, молодым пациентам уже на 6-7-е сутки снимают швы и выписывают из больницы. А вот людям пожилого возраста, а также с хроническими заболеваниями (сахарным диабетом, гипертонией, ишемией сердца и др.) швы снимают на 2-3 дня позже. После этого рану желательно скреплять лейкопластырем.

Около месяца не принимайте ванну и не ходите в баню: водные и температурные нагрузки на неокрепшую рубцовую ткань делают шов более грубым, широким и некрасивым. Не меньше трех месяцев, а пожилым полгода нельзя поднимать тяжести. Избегайте спортивных занятий, вызывающих напряжение мышц живота. Старайтесь не простужаться: вам опасно кашлять.

Если пытаться «перетерпеть» аппендицит, может возникнуть перитонит — воспаление брюшной полости. Его симптомы:

нарастающая боль по всему животу, тошнота, рвота, в тяжелых случаях — сонливость, заторможенность, синюшный оттенок лица;

пульс до 120-140 ударов в минуту, температура до 39-40 С;

язык обложен белым налетом, потом становится сухим, как корка, губы высыхают и трескаются;

Читайте также:  Вздулся шов после операции аппендицита

живот вздувается, болит во всех своих областях, но особенно справа.

Лечится перитонит только оперативным путем. Причем операция весьма сложная и длительная. К сожалению, спасти пациента удается не всегда. Вот почему при появлении любых болей в животе ни в коем случае нельзя затягивать с визитом к врачу. Как говорится, мы никого не хотим пугать, но помнить о том, как опасен аппендицит, следует каждому.

источник

Волнующая весна сменяется многообещающим летом – впереди отпуск, пикники и много-много спелых фруктов. Нередко именно летом нас постигают «революции» в животе, которые мы с уверенностью связываем с поеданием свежих вкусностей. Считая дискомфорт в животе делом привычным, порой мы рискуем пропустить более серьезное заболевание.

«1 июня. Солнце палило беспощадно. Чтобы собрать заявки, Вере предстояло обойти еще несколько магазинов, но сил уже не оставалось. Утомляла не только жара, но и слабость, начинающаяся где-то в животе.

2 июня. Следующее утро не принесло желанных сил и бодрости. К вечеру друзья позвали поиграть в волейбол, и, несмотря на общее недомогание, Вера не хотела упускать возможности хорошо провести время. Уже на спортивной площадке она стала понимать, что совершила ошибку, согласившись. Живот словно был наполнен колючками, из-за которых даже дышать было тяжело.

2 июня – ночь. Уснуть не удавалось. Тошнота подкатывала к горлу, колючки в животе выросли в булыжники с острыми краями. Вспоминая существующие болезни, Вера пыталась понять, что же с ней происходит. После нескольких часов терзаний, Вера все же решилась вызвать «скорую помощь». Вердикт был неожиданным – аппендицит. Почувствовав обступивший ее ужас, Вера согласилась ехать в больницу, лелея надежду на то, что врач ошибся и ее вскоре отпустят домой.

Зачастую, когда люди слышат диагноз – аппендицит, впадают в панику, словно им объявили смертный приговор. Более того, начинают обвинять врачей в том, что им лишь бы кого-нибудь «резать», не задумываясь о том, что именно скептики пополняют печальную статистику смертности от осложнений аппендицита. Для всех недоверчивых, а также просто желающих не умереть от аппендицита, ниже приведены типичные симптомы:

1. Вначале боль ощущается по всему животу, в верхней его части или около пупка.
2. Сухость во рту.
3. При повороте на левый бок боль усиливается.
4. Кашель, ходьба, смех, чихание, тряска в транспорте усиливают боль.
5. Возможно повышение температуры.
6. В некоторых случаях бывают рвота и тошнота.

1. Принимать болеутоляющие средства. Принято думать, что при аппендиците боли только в правой нижней части живота – однако боль может локализоваться в определенную зону позже.
2. Делать клизму или принимать слабительное.
3. Мужественно терпеть боль, избегая вызова врача.
4. Класть грелку на живот.

Если боль внезапно прошла, это должно насторожить, так как может служить признаком отмирания нервных окончаний аппендикса и преддверием его разрыва. В свою очередь, это ведет к проникновению гноя в брюшину, т.е. к перитониту, который смертельно опасен. Поэтому, если при виде врачей вам вдруг похорошело, не радуйтесь, а честно признайтесь им во всех симптомах.

Надо заметить, что у детей, пожилых и беременных симптомы аппендицита могут сильно отличаться. Поэтому эта категория людей при сильных болях в животе, сопровождающихся возможным повышением температуры и расстройством стула, обязательно должна обращаться к врачам «скорой помощи».

После осмотра хирургом назначаются анализ крови и мочи. При аппендиците повышается уровень лейкоцитов в крови, в моче появится белок. В итоге, если хирург объявляет: «У вас острый аппендицит, потребуется экстренное хирургическое вмешательство», возьмите себя в руки и успокойтесь. Бояться надо не операции, а ее отсутствия.

3 июня – ночь. Вера сдала все анализы, операция была назначена, и теперь медсестра проводила обряд очищения, сбривая еле заметные волоски на животе.

Почувствовав прикосновение скальпеля к животу, словно через поролон, Вера вздохнула с облегчением: «Оказывается, совсем не больно!», но через несколько минут острая боль пронзила весь живот и уже не отпускала. Врачи периодически успокаивали: «Еще немного, чуть-чуть потерпи, все будет хорошо, ты молодец – терпеливая».

Большинство переживших удаление аппендикса под местной анестезией вспоминают об этом с ужасом. Нецензурная брань пациентов очень часто сопровождает операции с местным наркозом, но врачи с этим смирились, как и с чужой болью.

Раньше риск от общего наркоза был выше, чем сегодня, поэтому при условии, что телосложение пациента является худощавым, врачи рекомендовали местную анестезию. Однако сегодня, по словам заведующего отделением хирургии Абдуалиева Даникера Жаяншаховича, «приоритетным в полостной хирургии является общий наркоз. Это объясняется большим комфортом для пациента и лучшим исходом, т.к. технически местный наркоз усложняет операцию. Однако пациент имеет право выбрать метод анестезии при условии, что его состояние позволяет это сделать».

3 июня – утро. Беспечный щебет пташек и ласковое солнце за больничным окном были яркой противоположностью самочувствию Веры. Температура подскочила до 38,50. Вера чувствовала к себе беспредельную жалость: «Ну почему со мной это случилось? Сколько еще мучиться?» Хотелось плакать. Через несколько часов пришел врач, задав несколько вопросов о самочувствии, сообщил, что операция прошла хорошо, однако восстановительный период будет небыстрым, так как аппендикс разорвался, и это привело к местному гнойному перитониту.

Вера поняла, что трубочка, тянущаяся из живота, – это дренаж, удаляющий жидкость из брюшины. «К вечеру обязательно начинайте вставать, движение поможет вам восстановиться», – пожелал врач, хотя казалось, он не представлял, о чем просил.

После сончаса опять пришел врач и спросил, отходят ли газы. Плакать от этого вопроса Вере расхотелось, потому что пришлось с великим стыдом признаться, что газы отходят. Реакция врача немного ободрила Веру, так искренне, кроме него, этому еще никто не радовался. Вера поняла, что у нее появился необычный повод гордиться собой.

Представление о том, что невинные семечки являются причиной воспаления аппендикса, очень прочно укоренилось. Однако доктор Абдуалиев подтвердил, что дело не в семечках:

«Сегодня врачи еще расходятся во мнении о причинах воспаления аппендикса, выделяя среди возможных: снижение иммунитета, проникновение инфекции, наличие паразитов, но установить, что явилось причиной в конкретном случае, очень трудно».

4 июня. Вера стала анализировать свое положение. На ум приходили разные ситуации: «А ведь бывает, что аппендицит начинается в поезде, снимут да прооперируют в какой-нибудь «дыре», еще «лучше», если перед свадьбой случится или во время беременности…» И тут Вера начала осознавать огромные преимущества своего положения. В душе сформировался радостный вывод: «Как хорошо, что мне все-таки его вырезали, ведь теперь я уже никогда не буду опасаться: «А вдруг это аппендицит!»

1. Ежегодно 1 из 200 жителей заболевает аппендицитом.
2. Вырезают не аппендицит, а аппендикс, аппендицит – это воспаление аппендикса.
3. Аппендикс не рудимент, как было принято считать раньше. На долю отростка, длиной 8-15 сантиметров, приходится столько нервных элементов, сколько на тонкую и толстую кишки, вместе взятые. В нем находятся лимфатические узлы, помогающие бороться с инфекцией.
4. Клинические наблюдения показали, что у людей с удаленным аппендиксом лучше идет приживление пересаженных органов.
5. В Казахстане диагноз «острый аппендицит» входит в гарантированный объем бесплатной медицинской помощи. Более того, теперь пациент имеет право выбрать любую государственную клинику и лечащего врача.

источник

С аппендэктомией может столкнуться любой человек. Многие, оказавшиеся в такой ситуации, задаются вопросом о том, под каким наркозом удаляют аппендицит. Аппендикс — это часть слепой кишки, изначально участвовавшая в пищеварительной системе, но эволюция поспособствовала потере данной функции. У современного человека аппендикс вырабатывает гормоны, играет защитную роль и участвует в секреции важных ферментов.

Воспаление аппендикса — это довольно частое явление, называемое аппендицит. Операцию по удалению аппендицита (аппендэктомию) проводят под общим наркозом, но бывают и исключения.

Наркоз при удалении аппендикса должен вводить человека в состояние крепкого сна. Сон гарантирует операцию без происшествий. Самым распространенным и самым эффективным видом наркоза является эндотрахеальный наркоз. При нем в трахею вводят трубку для дыхания. Это делается для предотвращения попадания желудочного сока в легкие. Попадание содержимого желудка в дыхательные пути — распространенное явление при использовании внутривенных инъекций анестетиков.

Во многих клиниках проводятся операции с удалением аппендицита под внутривенным наркозом. Такой способ неприемлем: вследствие халатности врачей у больного может развиться химический пневмонит, провоцируемый попаданием кислой среды желудка внутрь легких. Вследствие химического ожога происходит воспаление слизистой оболочки легкого с тяжелыми последствиями.

Регионарная анестезия представляет местное обезболивание путем блокировки нервных импульсов по нервному стволу. Местная анестезия безопасна, но ее применяют гораздо реже. Подготовка больного к операции значительно затягивается (до 40 минут).

У хирургов нет лишнего времени, и они не любят ждать.

Регионарная анестезия бывает двух видов:

  1. Эпидуральная: препарат вводят между межпозвоночных дисков при помощи катетера.
  2. Спинальная: пункцию делают на уровне поясницы. Блокирование импульса нерва наблюдается у корешков нервов спинного мозга.

Эндотрахеальный наркоз запрещен к применению при любых поражениях верхних дыхательных путей и легких, таких как, например:

  • бронхит;
  • пневмония;
  • диатез;
  • инфекции;
  • онкология или туберкулез корня языка.

В последнем случае запрет объясняется тем, что в процессе проведения трубки в трахею возможна транспортировка инфекции или злокачественных клеток ниже по дыхательному пути. Чтобы избежать распространения болезни, эндотрахеальный наркоз проводится через трахеостому.

Эпидуральная анестезия запрещена в следующих случаях:

  • туберкулезный спондилит;
  • нагноения на спинной области;
  • травматический шок;
  • чувствительность к анестетикам;
  • органические поражения ЦНС;
  • перелом позвоночного столба тяжелой степени;
  • кишечная непроходимость;
  • постгеморрагический коллапс;
  • сердечно-сосудистый коллапс вследствие перитонита.

С осторожностью эпидуральную анестезию проводят при ожирении, детям до 3-х лет, при хронических поражениях позвоночного столба, декомпенсации деятельности сердца и кахексии.

Спинальная категорически запрещается при:

  • нагноениях и инфекциях поясничной области;
  • бактериемии;
  • внутричерепной гипертензии.

С осторожностью спинномозговая анестезия применяется в случаях таких заболеваний, как:

  • гиповолемия;
  • стеноз аорты;
  • заболевания неврологического характера, находящиеся в стадии развития;
  • коагулопатия;
  • боли пояснично-крестцового пояса.

Операция по удалению аппендицита при беременности гораздо сложнее. Нужно постараться сохранить жизнь не только пациентке, но и малышу. Процесс усложняется переживаниями мамы о здоровье малыша.

Риск воспаления червеобразного отростка у беременной несколько выше. Квалифицированные специалисты высказывают мнение о беременности как о причине развития воспаления. Нагрузка на брюшную полость приводит к закупорке аппендикса, нарушается кровообращение и развивается острый аппендицит.

В таком состоянии будущую маму постоянно что-либо беспокоит, поэтому симптомы можно спутать с токсикозом или болями, вызванными ростом матки. Беременным свойственны следующие симптомы:

  • боли в верхней части живота, в частности с правой стороны;
  • тошнота;
  • рвота;
  • диарея;
  • повышенная температура;
  • увеличение лейкоцитов в моче;
  • боли во всей брюшной полости;
  • сильные боли в позе на правом боку;
  • позднее отдача болевых ощущений в солнечное сплетение, ниже, выше или в сторону от изначальной дислокации;
  • частое мочеиспускание;
  • отдача боли в область между ног и внутреннюю часть бедер.

Широкое распространение боли объясняется близким расположением седалищного нерва.

Что касается риска для плода, он возрастает вместе со сроком беременности. На поздних сроках возможна отслойка плаценты, излечимая при правильном и своевременном подходе. Высок риск инфицирования малыша и околоплодных тканей. Антибактериальная терапия поможет вылечить маму и малыша.

После операции может начаться рвота. Это абсолютно нормально и пугаться не стоит.

В первые дни после операции назначаются антибиотики для снижения риска распространения инфекции. Чтобы швы не разошлись, человеку запрещено напрягаться. Ходить можно на третий день.

Самым частым осложнением является занесение в рану грязи. Вследствие халатности самого пациента или врачей может развиться обширный абсцесс. Также абсцесс наблюдается у пациентов со слабой иммунной системой. Лечится нагноение при помощи антибиотиков.

После курса антибиотиков могут наступить такие последствия:

  1. Потеря крови, снижающая деятельность сердечно-сосудистой системы.
  2. Из-за сильных болевых ощущений в брюшной полости может развиться гипоксия тканей. Дыхание становится менее глубоким, возникает кислородное голодание. Для лечения используется дыхательная физкультура.
  3. Проблемы с мочеиспусканием и продолжительные головокружения могут быть реакцией на препараты, используемые во время операции.
  4. Если произойдет закупоривание легочной артерии, наступает смерть. Для профилактики тромбофлебита больной проходит курсы лечебной физкультуры, где активно двигает стопой и сгибает колени.

После снятия швов через 12 дней пациента отпускают домой. Но это не значит, что можно приступать к повседневной жизни. В отличие от кожных покровов, мышцы срастаются значительно дольше. При физических нагрузках может образоваться паховая грыжа. Поэтому в первый месяц не стоит приседать или наклоняться вперед.

Однако лежать весь месяц тоже вредно. Риск тромбофлебита будет преследовать больного весь реабилитационный период. Поэтому на это время назначается лечебная гимнастика, которую разрабатывает лечащий врач. Лечебная физическая культура не только снижает риск осложнений, но и помогает организму прийти в норму.

С первого дня после операции благополучие выздоровления напрямую зависит от диеты больного. Плохое питание может поспособствовать расхождению швов, а также перитониту. Если в первые часы после операции рвота не наступила, пациенту дают попить прокипяченную воду. Дальше больного начинают кормить легкой пищей, поначалу в жидкой и желейной форме.

Нельзя употреблять в пищу продукты, вызывающие газы, а также способные привести к сбоям в работе желудочно-кишечного тракта.

Что же допустимо есть в период реабилитации? В этот период можно употреблять:

  • слабосладкий некрутой чай на травах, заваренный шиповник;
  • свежий разбавленный сок;
  • вареный рис;
  • бульон.

После завершения критического периода постепенно меню дополняют следующими блюдами:

  • пареные каши;
  • негустое пюре;
  • жидкий суп;
  • обезжиренные сливки и масло;
  • свежие и пареные овощи;
  • нежирная кисломолочная продукция;
  • фрукты, сухофрукты, мед;
  • овсяная, рисовая и гречневая каши;
  • мучное;
  • пареное мясо и рыба.

После выписки не рекомендуется употреблять газировку, спиртное, копченые продукты, горох, фасоль, бобы, наваристые бульоны, острые блюда.

Если следовать советам лечащего врача, реабилитационный период пройдет благополучно и на память вам останется только небольшой рубец в паховой области.

источник

Было мне 12 лет и занималась я плаванием — долго, больно и унизительно. А связано это было с тем,что тренеру видимо я не нравилась на подсознательном (или сознательном) уровне. Но речь не о том, как из обычного ребёнка сделать затюканного нервного взрослого, разбирающего детские травмы нанесённые педагогом-тренером.

Речь пойдёт об аппендиците.

Вернёмся в мои 12 лет, летний спортивный лагерь длиною в месяц,в дали от родителей (из СПб уезжали в Волгоград). Длительные изнуряющие тренировки-зарядка, тренировка на суше(1,5 часа), плавание в открытом бассейне под палящем солнцем (1,5 часа), тренировка на суше (1,5 часа), тренировка в бассейне (1,5)-это ежедневные занятия в простом спортивном лагере. Мы были все измотаны и скучали по родным,с которыми велись переписки письмами и звонки по стационарному телефону раз в неделю по 5 минут.

Читайте также:  Шишка под швом после операции аппендицита

И вот последний день перед отъездом-нам выдают сух паёк в поезд,все в радостном настроении ложатся спать, ведь днём уже в путь.

Все пошло не по плану с 4 утра-заболел живот.Доктор,который нас сопровождал выдал мезим и отправил спать.Через два часа ещё мезим.Через час была вызвана скорая и я умчала с мигалками.

4 тренера, директор спортивной школы, врач.

И вот я одна в больнице со своими документами, охеревшая мелюзга.

Меня прооперировали и я очухивалась от наркоза, в палате с детьми и их родителями.

Только вот до меня им не было никакого дела.

Ко мне пришёл на второй день сын директор спортивной школы,который остался лишь потому, что должен был уезжать в другую сторону отдыхать дальше.Врач ему сказала,что мне уже можно будет кушать скоро и надо принести простой еды.А я попросила сканворды.

Мне это чудо помощник принёс 4 просроченных йогурта и какую то дедовскую газету и уехал.

Так вот,я приехала в больницу в шортах,трусах и майке,вроде в шлепках.

После операции шорты не застегивались от шрама,были все в зеленке, все было в зелёнке.Ходила я как чудовище местное,так как делать дела в утку было сверх моего достоинства-я ползала по стенке до туалета.

5 дней я ждала ахуевшую от таких раскладов маму.

5 дней я ничего не ела из за странной больничной еды.

5 дней я стирала по очереди трусы и шорты местными остатками мыла.

Просила у мед сестёр туалетную бумагу,когда моя газета закончилась.

А на 5 день,когда мама повела меня кушать я съела целиком курицу гриль.

Я до сих пор помню ее вкус и запах.

Так вот у меня несколько вопросов- каким надо быть моральным уродом,чтобы бросить в больнице вверенного тебе ребёнка,Козлова Елена Юрьевна?

Почему не помочь ребёнку после операции,когда ты живёшь с ним вместе в одной палате?

Да и вообще может это со мной что то не так,а в мире это нормально?

Наткнулась на посты про аппендицит и восстановление после операции и взбрело мне поделиться небольшим отрывком из своей жизни.

В ночь с 05.05-06.05 мое состояние резко изменилось, воспалённый Аппендицит подкрался незаметно и был вполне быстро изгнан из хозяйского организма.

Новость об операции разлетелась по оставшейся моей родне быстро. Почти сразу был звонок от набожной тётушки, что по жизни занимается конкретным втюхиванием БАДов и гомеопатией. Разумеется она была вновь недовольна действиям молодой и глупой племянницы. Смысл ее слов не сразу дошёл в затуманенный мозг наркозом, который кстати дался мне очень сложно- множественные проколы и ковыряния в спине не дали результатов и идея эпидуральной анастезии ушла в небытие.

Зато после операции и отходняка до меня наконец дошёл весь маразм ситуации. Тетка настоятельно рекомендовала при первом же спазме живота пить ношпу (для меня до сих пор загадка как она ее предлагает, если сама категорически против традиционной медицины) и её витамины. По её словам аппендицит и вырезать бы не пришлось, хвала целебной ношпе???♀️ Ну и конечно же тирада о нашей глупости и требовании звонить при любом ухудшении состояния любого члена семьи. Правда после таких советов этого делать вообще не хочется. Такой вот рецепт сохранения аппендицита, пользуйтесь на здоровье (нет).

Недавно наткнулся на пост про аппендикс ( https://pikabu.ru/story/kogda_schyot_idyot_na_chasyi_6710428 ). Ну и решил поделиться воспоминаниями.

1999 год. Республика Казахстан. Я пятилетний мальчик который весь летний период проводил в гостях у бабушки в деревне. В районе 5 утра просыпаюсь от приступа тошноты и боли в животе справа, со скоростью гепарда ринувшись к унитазу узрел остатки ужина. Бабуля к тому времени уже не спала.
— Вова с тобой все хорошо?
— Живот болит.
— Выпей алохол.

Выпил таблетку. И вроде все все стало в порядке. В этот день нам надо было ехать в соседний ПГТ. Бабушка должна была помочь.. (внимание, тут я не знаю как правильно описать родственные связи или кого как называют) бабушке моей двоюродной сестры, побелить баню. Приехав туда меня оставляют на втором этаже играть в игрушки. Как сейчас помню собирал мозайку из разноцветных пластмассовых гвоздиков. А потом меня снова пронзила резкая боль в области живота. Я закричал, попытался спустится по лестнице, но не смог. Падал и кричал: «помогите, умираю»
На крики прибежала моя бабуля и дед двоюродной сестры. Было решено везти меня местную больницу. Местный педиатр, а может и не педиатр после осмотра поставила диагноз: «острый аппендицит» нужна срочная операция. Везите в город». До города всего 60 км. Я помню дорогу, было больно. Приехав в город мы отправились прямиком в больницу, где сказали, что у меня просто запор сделали клизму и отправили домой. Через 8 часов мы вновь в больнице. Приехала мама. Меня госпитализировали. Сколько я пролежал в больнице я не помню. Мне ставили разные диагнозы от отравления, запоров, инфекций до гнойной ангины. Все руки были исколоты капельницами, прабабушка тогда ещё живая приносила мне еды и вкусный компот, но увы есть я толком не мог так как тут же все просилось наружу.

Я помню момент начала операции. Мы лежим с мамой, в палате темно.
— Вов, хочешь печеньку?
— Да, я очень хочу кушать
Она протягивает мне печеньку «домино»(там ещё крем по середине). Я даже не успел отделить половинки, как в палату залетел врачи. Они бросили меня на каталку, я зажмурил глаза от яркого света. Помню 3 человека держали шприцы на фоне операционной лампы, я пытался отбиться от них, но моё сопротивление оказалось тщетно и я уснул. Пока меня оперировали мама и бабушка лезли на дерево на уровне второго этажа. Очнулся я в реанимации, из живота торчала трубка. Я очень хотел пить и кушать, но мне сказали что можно бульон и кефир. Потом ещё неделю мне промывали живот, выдергивали трубку из живота и наконец выписали. Теперь шрам переодически напоминает мне об этом.
Вроде бы ничего такого в этой истории нет. Во всяком случае я так думал.

Бабуля рассказала мне ещё несколько деталей, о которых я не знал.

В день операции, в больницу приехала врач из Германии. Посмотрев на меня, анализы она сказала: «Если ребёнку не сделать операцию сегодня, до завтра он не доживёт.».

Во время операции из меня вытащили огромный гниющий аппендикс, который вот вот разорвался бы в моем животе.

Пока я лежал в реанимации бабушка и мама ругались с младшим мед. персоналом. Мои губы полопались, так как все высохли. А я едва придя в сознание попросил не кричать: «не ругайтесь пожалуйста, там на соседней кровати девочке плохо». На соседней койке лежала девочка с 50% ожогами тела.

Вот как то так, спасибо что дочитал до конца.

Лет двадцать назад, в разгар сессии универа, решили мы искупаться. Приехали на незнакомое мне озеро, на берегу которого располагался коттеджный поселок. После жаркого салона авто, прохладная водичка озера была особенно приятной.

Накупавшись и позагарав, решил нырнуть с маленького деревянного причала. Разбежался, нырнул, прогреб под водой руками. почувствовал удар в макушку головы. в ушах зазвенело, из глаз искры. вынырнул ощупал макушку, крови нет, лишь растущая шишка. Доплыл, прилёг, встать уже трудно, сильно болит шея. Как выяснилось под водой была большая труба. Обратно на авто ехал уже полулёжа, голову держать не мог. В травмпункте сразу направили в больницу, я ещё не знал, что проведу в ней половину лета.

Положили в трамотологию на девятый этаж больницы. Через неделю проснулся ночью от боли в животе, медсестра дала обезболивающие. Утром на операционный стол, аппендицит, перитонит, два часа чистили брюшную полость. Очнулся я уже в хирургии на пятом этаже, 10 дней с трубкой в животе, шея болит, живот болит, а на улице лето, жара))

Через неделю перевели обратно в травму, как раз подошла очередь на МРТ (в то время оно наверно было единственное в городе), результатом которого оказался компрессионный перелом первого шейного позвонка.

Вот примерная фотка для наглядности.

Вместо гипса предложили французкий бинт, который после укладки становился пластиком. Помню стоил он 7.000, что в 1999г. было как 2-3 зарплаты.

Забинтовали меня от макушки и до пупка, вот нашел в инете примерную схему.

Через месяц шея перестала болеть, я свободно гулял, плавал и даже танцевал как робот)) прошло лето и осенью я пошел в таком виде в универ. Когда осенью подошла пора снимать пластик, папа его аккуратно разрезал, я не смог держать голову, шейные мышцы атрофировались. Потом восстановление.

Мораль этой истории такова. врач трамотолог сразу сказал мне, что я родился в рубашке, многие ныряльщики в таких случаях всплывают только через несколько дней. Поэтому нырять в незнакомых местах смертельно опасно.

Аппендэктомия.* Лежит, отдыхает после операции у нас в реанимации. Просто наблюдаем, ждем когда проснется, очнется. Это называется послеоперационное наблюдение. Я в то время проходил мимо. Смотрю, глаза открыла, попросил сжать руку, сжала. Мышечный тонус отличный. Вытащили трубку из трахеи. Откашлялась. Прищурилась, глядя на меня.

Девушка пьяно снова глянула в мою сторону и промолвила:

— Мужчина, а вы не подскажите, это четный или нечетный поезд?

Все дело в том, что девушка работает проводником в поезде. Под наш смех, пациентка окончательно очнулась.

*Аппендэктомия — удаление червеобразного отростка (аппендикса)

Здравствуйте. Прочитал пост про аппендицит, вспомнил события годовалой давности.

Живу чуть больше года в Норвегии. На четвертом месяце жизни норвежской покатался на дрезине по заброшенной ветке (туристический маршрут, кому интересно, от Flekkefjord до Sira), потрусило конкретно, амортизаторов нет. Ночью лихорадило чего-то. Утром почитал инет, поставил себе диагноз. Что характерно — описано там все в точности как про меня. Аппендицит.

Подвез меня один добрый человек с утра в поликлинику сельскую. Там пощупали раз, пощупали два, сказали, что наверно вызовем тебе такси, да езжай в соседний райцентр, в больничку, там хирургия есть. Деньги за стандартный осмотр взяли. Таксист четко понимает, что везет от больницы до больницы, пришел прямо в поликлинику, под ручку посадил в машину, из машины вывел, сдал прямо в приемный покой, усадил, документы передал, половину стоимости взял (потому что в больницу). И я думаю, что у него был специальный инструктаж, что делать, если мне станет плохо. То есть не просто бомбила. Кстати, таксист — женщина.

В больнице положили меня в общую палату осмотра. Три койки в центре, по стенам столы с компами и мед. оборудованием.

Взяли кровь, измерили давление, температуру. Потом пришел медбрат корейской наружности, провел разъяснение на английском, что норги никогда никуда не спешат, но раньше никто на результат не жаловался. Ждем дальше. Притаскивает этот медбрат студентку-стажерку и аппарат УЗИ на колесиках, просит разрешения поучить стажерку «на мне». Посмотрели, что-то увидели. Потом предложил сходить на другой этаж на стационарное УЗИ, сказав, что он вообще не имеет права ставить такой диагноз. Сходили, там мне уже окончательно поставили диагноз. Вернулись, ждем. Приходит татарин, говорит на русском, что он меня будет оперировать. Никаких швов, три дырочки, причем одна из них в пупке.

Перевели в палату, подождал еще часок. Принесли медсестры одноразовые трусы, носки и рубашку. Бритву, само собой. Побрился сам. Норвежки, конечно, красивые, но, сами понимаете, во-первых – языковой барьер (английский), во-вторых – жена и дочь.

Прямо на этой кровати повезли в операционную. Все, конечно, круто. Перетянули меня на стол, стали привязывать руки. Анестезиологу – предпенсионной фрау (по-норвежски — фру) попытался сказать что-то типа «Good fixed patient not needs anesthesia». Норги в деревнях – вообще люди суровые. Не знаю, из-за чего (может из-за питьевой воды, ветра, солнца), но выглядят они как сухофрукты. А улыбку из них выдавить — так это вообще заслужить еще надо! Не знаю, что конкретно она сказала остальным, но суть фразы «шутник у нас тут лежит, наверно наркоз не нужен» я понял. И заткнулся.

Проснулся я в реанимации. Вроде и недолго там поспал, но когда проснулся, то мне сразу настойчиво предложили воды или сока. А потом не менее вежливо сказали, что у меня то все в порядке, пора в палату. А я то и не уверен, что у меня все в порядке, больно ведь.

Палата, конечно, шикарная. Вот фото палаты:

Две койки, туалет с душем общий на 2 палаты:

Захотел сделать дело, не поленись, закрой замок на двери в соседнюю палату. А потом не забудь открыть.

Принесли овсянку с соком, кофе. Переночевал.

Пришел утром татарин, спросил — не обижают ли? Да не, хорошие люди. Сказал, кстати, что молодец я с диагнозом, реально острый случай был. Сказал, что я полежу еще.

Носили завтрак, обед и ужин в виде бутербродов:

Вечером предлагали овсянку. Начал гулять по коридору. Пациентов мало, гостевая комната почти всегда пустая. Вот фото комнаты:

А вот фото вида из комнаты и из коридора:

На следующий день (воскресенье), посмотрели на меня, сказали, что раз гуляешь по коридору сам, то свободен. Вызывай такси и гудбай. Я мягко намекаю, что я небогат и такси брать не хочу (25 км, около $70). Они ушли, совещаясь. Вернулись. Говорят, вот тебе расписание автобусов Nor-Way, ближайший через пару часов. А в своей деревне уже с остановки вызовешь такси, вот телефон, доедешь до дома. Ээ, спрашиваю я, а где же я сяду на автобус? Меня подвели к окну, сказали – вон видишь заправку? А вот за ней через квартал – сразу и автостанция. Тут с горочки, скатишься. Только аккуратно, а то ведь воскресенье, языка ты не знаешь, мало ли чего. И нам повторно ты тут нафиг не нужен. Во блин вы суровые, думаю я. Спрашиваю, а что с оплатой? Говорят – случай экстренный, все бесплатно, документы перешлем в твою поликлинику по месту жительства, потом тебя туда вызовут швы снять. Спрашиваю, а можно я хоть в палате посижу, чтобы на улице автобуса не ждать? Говорят, подожди в палате, потом просто уходи, у нас в это время будет встреча, на сестринском посту никого не будет.

Читайте также:  Шрам аппендицит фото тату

Ну я подождал и поковылял, даже «до свиданья» некому было говорить. С третьей попытки нашел выход из больницы, доковылял до автостанции, потом автобус и такси. А дома уже отлеживался.

Морали нет. Пост информативный. Всем не болеть!

Или сомнительный выбор между общей и местной анестезией.

Случилось это великое событие моей жизни 31 марта 2019 года. За неделю до этого у меня впервые начал болеть живот. «Чему тут удивляться?»,—прдумала я, ведь учусь (страдают сильно нервы), не слежу за питанием, а лет 5 назад в той же хирургии лежала с диагнозом панкреатит (воспаление поджелудочной), поэтому в моей сумочке всегда можно найти таблетки, помогающие усваивать пищу, которыми я благополучно «закидывалась» ещё несколько дней. К слову, страдала ужасно: было больно не то, что есть, но и пить. Возникала резкая боль от глотка воды вверху живота (собственно, под желудком:) ). Однажды проснулась с ознобом. Поднялась температура, но и она меня не смутила. Простужаюсь я достаточно часто. Почему это важно? Потому что я наконец решила обратиться к врачу.

Я учусь и живу в Москве, на выходные всегда приезжаю к родителям в Подмосковье и вот там-то и пошла сразу делать платно УЗИ (так больше толку, как показывал прошлый опыт знакомства с бесплатной медициной, да и гораздо быстрее). УЗИст (извиняюсь, но, может, не совсем грамотно так называть) выслушала меня и приступила к работе. И вот чудо! Полезла сразу в нижнюю правую часть живота, которая за эту неделю меня никак не волновала. И что вы думаете?! —я согнулась пополам от боли, а глаза мгновенно покрылись слезами. Это вызвало дикий интерес у специалиста и я услышала многозначное «хм». Но что это означало —меня не интересовало, боль не проходила, всё тело было в напряжении, особенно скулы. Как вы понимаете, следующие пары минут я пролежала также скрученная от боли с открытым ртом и в холодном поту. В дальнейшем мне сказали, что действительно в поджелудочной железе много сока, поэтому живот и болит, ну и так, мол, к моему сведению, из-за этого у меня, скорее всего, аппендицит. Выдав направление в приемный покой, началась вторая часть моего сказочного путешествия.

Несколько часов до операции

Я уже по опыту знала, что приемный покой либо посылает, либо предлагает госпитализацию. Послать меня никто б не смог, так как было направление от врача с предполагаемым диагнозом, который, естественно, лучше всё-таки исключить. Поэтому сразу была с вещами, которые понадобятся в палате: одежда и тапочки, как минимум. Врач не стал меня осматривать и отправил на экспресс-анализы. Через несколько минут мне дали ответ, что по анализам у меня «всё чисто», могу не переживать, аппендицита у меня нет. С этими результатами я пошла обратно к врачу. Спрашиваю у него, что делать дальше. Потупив немного в свои записи, врач сказал, что лучше перебздеть и приступил к осмотру. Не буду цитировать мои ощущения. Они лишь были сильнее, так как ощупывал он гораздо сильнее и, как бы ни странно звучало, разнообразнее, в общем, разными способами. Мне тогда казалось, что я просто слишком чувствительная, с низким болевым порогом, да и не сходилось как-то: не трогая эту область—она не болит в отличие от верха живота, температура почти в норме, анализы хорошие. Однако вот я уже поднимаюсь в хирургическое отделение

Там меня передали мед.сестрам, которые в процедурной вкололи обезболивающее и сказали сидеть, ждать врача. Ко мне пришла милая женщина в возрасте, снова выслушала, снова попыталась потрогать живот, который от всего этого воздействия стал каменным. Не став меня долго мучить, узнала, когда я последний раз ела и пила. Не ела я уже больше суток, так как было больно, пить перед УЗИ тоже было нельзя. Этому врач очень обрадовалась, ведь значит меня можно оперировать. И вот принесли заполнить согласие на операцию и пригласили анестезиолога.

Почему эта часть важна? Потому что именно она мне больше всего непонятна. Надеюсь, кто-то из читающих подкинет в дальнейшем идей. Итак, анестезиолог объяснил свою роль. И сказал, что выбор за мной: либо делать общий наркоз, либо эпидуральную анестезию. Вкратце рассказал плюсы и минусы. Я решила, что лучше помучаюсь от тошноты после операции и согласилась на общий наркоз. Анестезиолог очень долго заполнял свои бумажки, оооочень долго, будто чего-то выжидая. После операции стало ясно, чего же.

Вернувшись в палату, я звоню маме и объясняю ситуацию. Как жаль, что младшая сестрёнка была с высокой температурой, поэтому мама, человек более опытный и решительный, не могла приехать и всё уточнить. В это время вбегает хирург и буквально кричит: «так, никакого общего наркоза! Делаем под местной анестезией, ясно?!»
—ясно.
Ответила я, даже не задумываясь. Всё же хирургу виднее. Как человек не разбирающийся НА ТОТ МОМЕНТ в видах анестезии, я подумала, что она говорит про эпидуралку, то есть укол в позвоночник. Ох, наивная дурочка. По коридору раздался грохот. «Это за тобой», —сказали лежавшие со мной бабушки. И вот две медсестры сказали мне раздеваться и ложиться на каталку.

И вот меня везут в операционный блок. Не было сильно страшно. Я не искала в интернете, что меня ждёт, потому что обладаю исключительной женской возможностью надумывать всё в ярких красках. Так что решила, что так будет лучше.

Меня переложили на стол. Мед сестры пересчитывали инструменты, ходили туда-сюда, готовили меня (прикрывали не интересующие их участки, привязывали руки и ноги). Именно тогда меня заинтересовал вопрос, а как же мне будут делать укол в позвоночник. а никак. Местная анестезия на то и местная, что делается в нужное место ? но мой маленький ум думал, что этим местом и будет позвоночник. Тогда-то я начала нервничать. Перед моим лицом появилось лицо, грозно сказавшее мне, что если мне будет больно, то я должна спокойно сказать, что мне больно, а не орать, дёргаться и тому подобное. Я кивнула ей, думая, ну, раз я буду в состоянии спокойно говорить, значит не так уж сильно будет больно.(АХАХАХ)

Вот и подошла хирург. Начала болтать со мной, натирая зелёнкой. Я оценила этот ход, ведь разговоры всегда отвлекают, значит буду меньше зацикливаться на операции.
И вот первый укол в живот. Честно говоря, не помню, сколько их было, так как с каждым разом ощущала их все меньше и меньше. Чувствовала только совсем глубокие. Немного побаливало, но это же нормально.

А вот уже разрезают кожу. Видимо, каким-то прибором, что сразу прижегает местно разреза. По крайней мере, мне так казалось, так что точно не знаю. На этом моменте закончилось мое счастье и начался настоящий ад.

Короче говоря, я не чувствовала только то, как мне разрезали кожу. Стоило врачу только дотронуться к моим кишкам, только вставить снова иглу, как я заорала. Немного о себе. Я человек, который не обладает высоким голосом, не умеет петь и визжать, как это делают милые дамы. Так что звуки мои напоминали рёв осипшего медведя, но мне было не до оценки своих интонаций. Я пыталась сдержаться и не кричать, но тогда кричали сразу на меня: как оказалось, потому что в эти попытки претерпеть боль я просто задерживала дыхание (чего не замечала). Естественно, потеря сознания была не нужна всем присутствующим, а я лишь мечтала отключиться, чтобы не чувствовать это. Хирургу приходилось постоянно останавливаться, потому что я ужасно дергалась. Мне постоянно говорили успокоиться. Чего все ждут, когда так говорят? Типа: «а, ну ок» и приходит умиротворение? Думаю, все испытывали это чувство, когда злишься и т.д., а тебе говорят успокоиться, что раздражает ещё сильнее. «У меня после тебя ещё две операции, нет времени на твои концерты». Хотели бы посмотреть ещё одну часть про изгнание дьявола? Как жаль, но вы ее пропустили. Мое тело билось действительно так, что прогибалась спина, незафиксированные ремнями части рук и ног. Я не могла ничего с собой поделать, честно. Я уже практически не чувствовала боль, у меня просто была истерика. Начались судороги. Здесь врачи перепугались, постояли несколько секунд, решили дать понюхать нашатырь (ага, как будто до него мне было дело), слышу решение врача вколоть ещё новокаина. Не помогло. На помощь пришли ещё две мед сестры (наверное, мед сестры, я не знаю, кто входит в стафф, помимо главного хирурга и ассистента, и как этих людей называть, простите. Знаю лишь, что анестезиолога там даже и близко не было. И тут главный вопрос: зачем он тогда подходил? Скорее всего, на крайний случай, чтобы при осложнениях присоединиться. Либо намекал, что нужно заплатить, чтоб получить хороший наркоз. Либо и то, и то). Так вот, огромная куча людей, которые пытаются меня успокоить, держат за руки, которыми я ко всему стучала по столу. Боль сложно описать. Я лишь всё чаще замечала, что проваливалась во времени,что от боли у меня свело лицо. Мне даже выделили человека, который держал мою челюсть (она тряслась будто при ужасном холоде, это ужасно бесило, но контролировать свое тело я не могла), также она проверяла не ем ли я свой язык. Мне все кричали, чтоб я успокоилась, гладили по голове, давили на конечности, чтоб не дергалась, что-то спрашивали меня, чтобы я отвечала. Поступила ещё одна команда вколоть мне ещё новокаина. И тут всё закончилось. Как мне казалось. Это просто хирург снова остановилась, чтобы податься в размышления. Было это примерно так: «хм, зови гинеколога, кажется, она беременна» .
«Здорово, —цензурно подумала я про себя,— что ж, удалят ещё один отросток», (естественно, мысли шуточные такие на фоне истерики). Пока ждали гинеколога (который перед операцией меня осмотрел, дабы исключить беременность), мне освободили руки, которые сильно болели, я наконец смогла более-менее прийти в себя. Ой как напрасно. Слушать в момент, когда врачи думают, что я могу быть беременна, о том, что рожать вообще-то ещё больнее—ну вот совсем не хотелось. Пытались скоротать время вопросами, а-ля на кого учусь. Удивились, что буду дефектологом, работать с детьми: «у тебя же татуировки на руке!» Каак же это раздражает. «Во-первых, —отвечаю,—они маленькие. Во-вторых, дети, с которыми буду работать—слепые». (Кто-то пришел в ужас от моего ответа (простите за такой юмор, но кто в жизни не шутил подобно, тем более в обстоятельствах, когда всё бесит), а кто-то не сдержал смеха). Естественно, надо было добавить, что, мол, как же так— татуировку набила, а сейчас не могу потерпеть. с этого выпала, конечно. Надо же сравнить боль от не очень глубоких проникновений иглы и боль от очень глубоких проникновений рук в мои кишки и опухшие придатки, которые, на минутку, к операции отношения не имели, поэтому не было хоть как-то обезболены, они просто попались в обзор хирурга. Ведь разрез чуть выше лобка. Наконец, пришла гинеколог, ее появлению я была рада лишь по причине, что снова могу орать от боли, а не слушать глупые «поддерживающие» разговоры. Поковырявшись во мне, исключила беременность. Объяснив, что придатки опухшие из-за скорого наступления месячных (в итоге из-за стресса была задержка на две недели, но не суть). И что вы думаете? Хирург гордым голосом сказала: «вот видишь, а ты наркоз хотела. Тогда бы ребенок погиб». $?$?$?$??$?$$?#? Именно что-то такое пронеслось в моей голове..женщина, что ты несёшь,я не беременна ведь, как это относится к делу.. кстати о деле. Продолжили операцию. Боли, крики, тут всё понятно. Даже гинеколог осталась держать меня за руку. И, конечно, не могла не сказать коронную фразу сегодняшнего дня:» как же ты будешь рожать? Это ещё больнее!»
мне предложили взглянуть на мой отросток. Спасибо, увольте. Я из-за этого говнюка и так настрадась, он не заслуживает моего внимания. Тем более глаза открыть я не могла.

думала, что больнее быть не может. Нууу. это не роды(. ), конечно, но чувство натянутого изнутри ануса, что аж глазки в кучу, не из самых приятных. Это был самый жёсткий момент на самом деле.

Было много жидкости разной, поэтому поставили дренаж (трубочку, по которой из меня эта жидкость потом вылевалась сутки). Как зашивали—не чувствовала. Из-за чего сложилось мнение, что анестезия подействовала только на кожу ?

И вот меня просят перелечь обратно на каталку. Тоже из неприятных моментов, моя прямая кишка все ещё болела. (Представьте туго затянутый хвостик на голове, кто может..) как крабик я переползла. Серьезно. Боком, то ногой, то рукой отталкиваясь от стола. Челюсть все ещё тряслась, так и ехала по коридору.. пока добирались, мне сказали, что мне ещё повезло, я молоденькая, так что шов мне постарались сделать аккуратный (спасибо за такое одолжение).

Приступим к подведению итогов

Если у вас низкий порог чувствительности— настаивайте хотя бы на спинальной анестезии (если это возможно)

Но, видимо, это не личное пристрастие хирургов, и от них мало, что зависит.

Спустя сутки мне сняли дренаж. В первый день я не могла встать. На второй могла с трудом подняться, но больше всего мешала трубка, она сильно двигалась внутри и давила. После ее удаления стало легче. Было очень трудно ходить, тем более с прямой спиной (ходила буквой г, и то не далеко, и то с дикой отдышкой). К концу первой недели уже могла немного ходить по коридорам и даже спать на животе. Больше всего расстроило только то, что день рождения я отмечала в палате. Интересно, сколько таких счастливчиков есть ещё?)))

В общем говоря, сомнительно, от чего нервы страдают сильнее: от общей анестезии или местной.

На первом фото —после снятия дренажа

источник