Меню Рубрики

Профессиональная мотивация личности алкогольная зависимость

Формирование зависимости от ПАВ обусловлено взаимодействием генетических, физиологических, психологических и социальных факторов [3].

Генетический фактор состоит в той роли, которая принадлежит наследственности в формирования зависимости от ПАВ: «у больных с отяго­щённой наследственностью непреодолимое влечение к ал­коголю возникает значительно раньше и темпы развития алкоголизма носят ускоренный характер по сравнению с больными с неотягощённой наследственностью. Следует, однако, подчеркнуть, что с годами эти различия постепен­но стираются, и в отдалённых стадиях отмечается прибли­зительно одинаковая картина болезни у всех больных» [3, с.184].

Физиологические факторы, способствующие формированию зависимости, определяются, с одной стороны, влиянием алкоголя и наркотиков на состояние организма (например, согревающим воздействием алкоголя), с другой стороны, особенностями организма человека. Так, например, большое значение в происхождении алкоголизма отводят нарушениям обмена веществ и индивидуальным характеристикам иммунитета [5].

Социальные факторы играют наиболее важную роль на начальных стадиях развития зависимости формирования зависимости дифференцируются на две группы [5]:

  1. Макросоциальные – обусловленные социально-экономической и политической структурой общества. В настоящее время макросоциальная среда характеризуется непрерывным увеличением объема информации, кризисом институтов брака и семьи, нарастанием относительной социальной изоляции и отчужденности людей при повышении уровня занятости, ответственности, дефицита времени – все это порождает эмоциональную депривацию людей и способствует формированию нарушений поведения. Применительно к употреблению алкоголя, кроме того, следует отметить доступность алкогольных напитков и, самое главное, тысячелетние традиции употребления спиртного в самых разнообразных ситуациях, что так же благоприятствует формированию алкогольной аддикции членов общества.
  2. Микросоциальные – связанные с непосредственным социальным окружением человека, в первую очередь, с его семьей: «Среди лиц, страдающих алкоголизмом, большинство составляют холостые, одинокие, разведенные. … Отмечают значение многих факторов: неблагоприятные взаимоотношения между родителями, раннее приобщение к спиртному, обычаи ближайшего социального окружения, ориентированные на потребление спиртного, общепринятые алкогольные традиции, установка на привычное потребление спиртного, хронические конфликты в собственной семье, низкий культурный уровень, нецеленаправленное использование свободного времени, воздействие профессионально-производственной группы» [5].

Психологические факторы связаны со способностью ПАВ вызывать состояние эйфории. Употребление алкоголя и наркотиков приводит к повышению настроения, снятию тревоги, напряже­ния, страха, «с их помощью снимается или ослабляет­ся физическая боль (анестезирующее действие), преодоле­ваются или же ослабляются душевные волнения и тревоги (седативный эффект), усталость (психостимуляторы) и др. … Кол­лективный, совместный прием наркотических средств по­могает сближению, общению, вырабатывает чувство сопричастности» [4, с.75].

Именно порождаемое приемом ПАВ состояние эйфории лежит в основе формирования психологической зависимости: такой эффект опьяняющего вещества приводит к субъективному восприятию ПАВ в позитивном, психологически привлекательном свете.

Короленко [5] выделяет следующие виды мотивации употребления ПАВ по критерию преобладания того или иного фактора, побуждающего человека к приему наркотиков или алкоголя:

  1. Атарактическая мотивация – стремление к употреблению ПАВ с целью смягчения или устранения явлений эмоционального дискомфорта. Вещество, вызывающее опьянение, используется как лекарственный препарат, снимающий негативные феномены и симптомы душевного неблагополучия (тревогу, депрессивные переживания). Употребление вещества может быть направлено также на купирование внутриличностного конфликта при психогенных расстройствах.
  2. Гедонистическая мотивация – если атарактическая мотивация приводит эмоциональное состояние в норму из сниженного, то гедонистическая способствует повышению нормального (не сниженного) настроения. Гедонистическая направленность проявляется в получении удовлетворения, чувства радости, эйфории от приема веществ на фоне обычного настроения.
  3. Мотивация с гиперактивациейповедения основывается на активирующем эффекте ПАВ. В качестве мотивации при этом выступает стремление вывести себя из состояния пассивности, безразличия, апатии и бездействия. С этой целью используют вещества, провоцирующие необычную, запредельную живость реакции и активность.
  4. Субмиссивная мотивация применения веществ отражает неумение противостоять давлению окружающих, неспособность отказаться от предлагаемого окружающими приема алкоголя, наркотических лекарственных или ненаркотических лекарственных веществ, которая является следствием специфических личностных особенностей субъекта с чертами робости, застенчивости, конформности, тревожности.
  5. Псевдокультурная мотивация основывается на мировоззренческих установках и эстетических пристрастиях. Поведение индивида при этом носит характер причастности к традиции, культуре, избранному кругу лиц. При псевдокультурной мотивации важным является не столько само употребление веществ, сколько демонстрация этого процесса окружающим.

Переход от непатологических стадий аддиктивного поведения к алкоголизму или наркомании связан с формированием условного рефлекса: «Любая аддикция формируется на последовательном чередовании специ­фических психологических состояний, когда переживание напряжения, эмоциональной боли, чувства одиночества сменяется сильным положитель­ным ощущением и запоминается путь приобретения этого опыта устране­ния неприятностей. Аддиктивное поведение развивается как субъективная фиксация на том, что человек считает для себя безопасным и успокаиваю­щим. Мучительные события жизни у лица, не имеющего ни сил, ни умения преодолевать трудности, порождают нестерпимую жажду мгновенного их устранения или немедленного счастья (Короленко, 1994). Если удается осуществить желаемое каким-то искусственным способом, то формируется связь между этим состоянием и действием, приведшим к нему. Каждое последующее подобное отрицательное переживание будет ус­корять появление указанного действия. В результате человек попадает в ловушку, стремясь достичь сиюминутного удовольствия, даже зная об отдален­ных негативных последствиях. По этому механизму наркоман тянется к игле, курильщик – к сигарете, алкоголик – к стакану. Каждое очередное действие аддикта усиливает вероятность своего повторения че­рез все более короткие промежутки времени» [9, с.423-424].

Таким образом, процесс формирования психической зависимости связан с естественным стремлением человека к психологическому комфорту и осуществляется на эмоциональном уровне: происходит фиксация на одном конкретном способе достижения комфорта, все другие исключаются или отодвигаются на второй план и используются все реже.

Однако постоянный прием алкоголя или наркотиков вызывает адаптацию организма к данному ПАВ, вследствие которой для достижения эйфорического эффекта от случая к случаю необходимо увеличение дозы приема алкоголя или наркотиков. Увеличение доз, в свою очередь, приводит к необходимости усиления адаптации организма, и в результате организм приспосабливается к ПАВ путем включения алкоголя или наркотика в обмен веществ – возникает физическая зависимость. Включение ПАВ в обмен веществ сопровождается возникновением абстинентного синдрома в ответ на прекращение употребления алкоголя или наркотиков («похмелье» алкоголика, «ломка» наркомана). При этом «даже при отсутствии эйфории приём наркотика стано­вится необходимым для прекращения мучительных, тягос­тных ощущений, возникающих в период абстиненции» [3, с.195].

Таким образом, мотивация употребления алкоголя и наркотиков различается на разных стадиях приема ПАВ. Если на начальных стадиях употребления ПАВ прием алкоголя и наркотиков происходит под воздействием преимущественно социальных факторов, то дальнейшее употребление ПАВ приводит к формированию условного рефлекса и возникновению на этой основе психической зависимости, а затем осуществляется адаптация организма к алкоголю или наркотикам, и тем самым формируется физическая зависимость.

источник

Под «мотивом» мы понимаем мотив как предмет удовлетворения потребности (Леонтьев А.Н., 1992). Мотив дан человеку изначально готовым, его невозможно сформировать, но он может актуализироваться и запускать процесс «мотивации» в результате внешних (психогенных) и внутренних (психическая болезнь) процессов.

Под мотивацией мы понимаем средство или механизм реализации имеющихся мотивов. Иначе можно сказать, что «мотивация» — это динамический процесс развития и формирования мотива (Ильин Е.П., 2000). Первичная мотивация проявляется в форме потребности, влечения (Леонтьев А.Н., 1992). Применительно к алкогольной зависимости этот термин («первичная патологическая мотивация употребления алкоголя») является частью понятия «первичное патологическое влечение к алкоголю».

Следует уточнить такие понятия как мотивация употребления алкоголя и мотивация отказа от алкоголя. Мотивация употребления алкоголя может быть психологической (психологически выводимой из ситуации и понятной по Jaspers K.) и патологической (Ильин И.П., 2000). В нашем исследовании изучалась именно патологическая мотивация употребления алкоголя, которая, по нашему предположению, является частью синдрома патологического влечения к алкоголю, особенно частью его идеаторного и поведенческого компонентов.

Мотивация отказа от алкоголя не связана с синдромом патологического влечения к алкоголю, а отражает, скорее всего, отношение личности к своей болезни (в нашем случае к алкоголизму).

Есть психологические и психопатологические факторы (аффективные расстройства, расстройства личности), которые участвуют в конкретном мотивационном процессе и обуславливают принятие человеком решения. Эти факторы называются «мотиваторами» и являются аргументами принятого решения. При действии подобных «мотиваторов» (плохое настроение, ссора с близким родственником) врождённый мотив изменения сознания с помощью алкоголя актуализируется, развивается поисковая деятельность, этот мотив опредмечивается в «алкогольном напитке» и сама мотивация становится вторичной, то есть определяется конкретным мотивом — алкоголем (Леонтьев А.Н., 1992). В клинико-психопатологическом аспекте здесь можно говорить о развитии вторичного патологического влечения к алкоголю.

Психологические мотиваторы («мотивировки» по Личко А.Е., 1991) выделяются в следующие группы (Ильин Е.П., 2000): нравственный контроль (наличие нравственных принципов), предпочтения (интересы, склонности), внешняя ситуация, собственные возможности (знания, умения, качества), собственное состояние в данный момент, условия достижения цели (затраты усилий и времени), последствия своего действия, поступка.

Задачей мотивационной психотерапии при лечении больных с зависимостью от алкоголя является поэтапный перевод мотивировки (мотиватора) отказа от алкоголя (словесная установка на трезвость, высказываемая больным под внешним давлением семьи, работы и т. д.) в истинный мотив отказа от алкоголя как полноценную потребность в трезвой жизни (Бокий И.В., Цыцарев С.В., 1982; Бажин Е.Ф., Голынкина Е.А., 1986; Валентик Ю.В., Курышев В.Н., 1992). Уточним сразу, что речь идет об усилении уже имеющегося мотива отказа от алкоголя. Тогда средством мотивационной психотерапии будет воздействие на мотиваторы. В отдельные моменты сама психотерапия будет исполнять роль мотиватора.

Уровень эффективности мотивационной психотерапии можно оценить по наличию резистентного поведения со стороны пациента. Керими Н. Б. и др. (1996) различают четыре категории резистентного поведения пациента:

— Спор (вызов, недоверие, враждебность).

— Прерывание (переговаривание, обрывание разговора).

— Отрицание (обвинение, несогласие, оправдание, декларация отсутствия опасности, преуменьшение, пессимизм, нежелание меняться).

— Игнорирование (невнимание, неправильные ответы, отсутствие ответа, переход на другие темы).

Основой современной мотивационной терапии служит модель «поэтапных изменений», которая была разработана как общая теория поведенческих изменений в психотерапии пациентов с зависимостью от психоактивных веществ в начале 80-х годов DiClemente C.C., Prochaska J.O. Ключевой концепцией является «готовность к изменениям», которая рассматривается как внутреннее состояние, чувствительное к воздействию внешних факторов. Эта модель согласуется с теорией Ильина И. П. (2001), что психотерапевт не может создавать мотив, но имеет все возможности для влияния на процесс формирования мотива извне.

Основой мотивационной терапии является мотивационная беседа, структура которой разработана Miller W.R., Gribskov C.J., Mortell R.L. (1992). Авторами указывается, что эта беседа может использоваться в сочетании с любым терапевтическим подходом. Проведение мотивирующих бесед в узком смысле не является лечением, но повышает готовность к медикаментозной терапии и психотерапии. Мотивирующие беседы разработаны специально для того, чтобы помочь пациентам, принять положительное решение об участии в терапии (Бринк Ван ден В., 1999). Мотивирующие беседы (Miller W.R., Taylor C.A., West J.C., 1980) базируются на безоговорочном принятии и конструктивной самоконфронтации. Безоговорочное принятие — это позитивное отношение к пациенту, предоставление вселяющей надежду поддержки, признание и уважение его выбора.

Конструктивная самоконфронтация, базируется на директивности в начальных фазах беседы. Директивность здесь заключается в том, что терапевт сам выборочно задает вопросы, делает обзор и резюмирует, направляя пациента или предоставляя ему информацию, выделяет в первую очередь те моменты из беседы, которые являются самомотивирующими для изменения установок в отношении потребления алкоголя. Главные требования к конструктивной самоконфронтации — задавать открытые вопросы, слушать, размышлять и систематизировать, давая краткую характеристику (Miller W.R., Rollnick S., 1991).

Аусти Л. (2002) различает в мотивационной работе с зависимыми пациентами четыре варианта взаимодействия между пациентом и врачом: конфронтационный, директивный, недирективный и истинно мотивационный. Проводя различия между этими техниками, исследовательница считает, что эффективнее работает истинно мотивационное взаимодействие и описывает его следующими характеристиками: понимание через рефлексивное слушание, выражение принятия и утвердительных высказываний, выяснение и избирательное подкрепление самостоятельных мотивационных утверждений пациента, подтверждение свободы выбора и самостоятельности пациента. Анализируя мотивационный потенциал конфронтационного, директивного и недирективного подходов, она находит в каждом из них демотивирующие характеристики. Эти характеристики приведены автором в следующем списке:

— Терапевт вступает в спор с пациентом о наличии проблемы.

— Предлагается директивный совет или решение без согласия пациента.

— Отсутствие попытки со стороны терапевта стимулировать пациента, чтобы он сделал свой выбор самостоятельно.

— Терапевт выступает с позиции авторитета, оставляя пациента в пассивной роли.

— Врач говорит большую часть времени.

— Используется диагностический ярлык.

— Используется принудительный или карательный стиль поведения.

По мнению Miller W.R., Sovereign R.G. (1989) изменения мотивации не линейны, а цикличны. Они выделяют шесть стадий изменений: стадия предварительных размышлений, стадия размышления, стадия принятия решений, стадия действий, стадия поддержки и стадия рецидива. Стадия предварительных размышлений характеризуется злоупотреблением алкоголя без осознавания, возникающих в связи с этим злоупотреблением проблем. Во время стадии размышлений принимается твердое решение об изменении алкогольного поведения и происходит оценка всевозможных планов таких изменений. Когда человек вовлекается в определенные формы активности (лечение, психотерапия, отказ от употребления алкоголя, уменьшение потребления алкоголя и т. д.), то речь идет о стадии действий. Стадия поддержки считается наиболее важной, так как здесь пациент нуждается не только в поддержке со стороны обслуживающего персонала, но и со стороны значимых лиц (Miller W.R., Taylor C.A., West J.C., 1980; Prochaska J.O., DiClemente C.C., 1982). Исследователи считают, что обычно пациент совершает несколько циклов, прежде чем утвердится на стадии поддержки.

Этот вывод, тем не менее, не согласуется с исследованиями Юрченко Л.Н. (1999), в которых было обнаружено, при наличии опыта предшествующего лечения пациенты достоверно чаще обнаруживались в группе неудачного лечения. При этом был определен фактор зависимости эффективности предшествующего лечения, который проявился в том, что «при неудачном опыте предшествующего лечения (ремиссия менее 1 года)» пациенты достоверно чаще попадали в группу неудачного лечения. С другой стороны фактор «удачный опыт лечения не показал никакой достоверной корреляции. Такие противоречивые сведения и мнения подчеркивают важность дальнейшего изучения взаимосвязи предшествующего лечения с частотой срывов.

DiClemente C.C., Prochaska J.O. (1982) разработали FRAMES-модель, структурирующую любое взаимодействие с зависимым пациентом. Её основные принципы следующие:

— Обратная связь. Полное и объективное информирование о всех последствиях употребления алкоголя.

— Акцент на личной ответственности. Разрушение игры в «Алкоголика». Алкоголизм у пациента, а не у терапевта.

— Предложение советов. Выполняется обязательно с предоставлением выбора.

— Предложение свободы выбора возможностей в организации целей и методов осуществления изменений.

— Эмпатия, то есть принятие пациента со всеми достоинствами и недостатками.

— Способствование эффективной самореализации.

Miller W.R., Rollnick S. (1996) разработали одиночную консультацию для находящихся в стационаре пациентов с алкогольной зависимостью, которые были выявлены специалистами общего профиля, где было показано, что краткое мотивационное собеседование более эффективно, чем тренинг навыков. «Короткий совет» (пять минут) как техника мотивационного консультирования у больных алкоголизмом была изучена Лукомской М.И. (1997). Оказалось, что более адекватным этот метод был у лиц с невысоким интеллектуальным уровнем и у пациентов с выраженными чертами стеничности. У лиц с чертами сенситивности, мнительности, ипохондричности, которые не раз пытались сократить употребление спиртного и для предотвращения тяги к выпивке ищут врачебного совета, более целесообразным было применения метода «Консультации», которая отличалась от «Короткого совета» лишь тем, что длилась дольше по времени (20 минут).

Юрченко Л. Н. (1999) обнаружила, что пациенты, поступившие из стационара, статистически достоверно чаще обнаруживаются в группе, давших рецидив в течение первого года. Эти результаты исследователь объясняет вынужденным характером мотивации пациентов, проходивших лечение в стационаре.

Валентиком Ю.В., Курнышевом В.Н., Осиповой Н.Р. (1993) было показано, что у пациентов с внешними терапевтическими установками на трезвость и достижение позитивных социально-значимых целей преобладали непродолжительные ремиссии (до шести мес.). В то же время у половины больных с промежуточными и у основной части больных с внутренними терапевтическими установками на трезвость и достижение позитивных социально-значимых целей терапевтическая ремиссия длилась год и более.

Юрченко Л. Ю. (1999), анализируя зависимость эффективности терапии от мотивации к лечению, обнаружила статистически достоверное различие только при одном типе мотивации: «желание изменить образ жизни». Остальные типы мотивации лечения -семейные проблемы, здоровье, работа, административное воздействие -не оказали влияние на эффективность терапии. Эти данные подчеркивают важность мотивационной составляющей в психотерапии пациентов алкогольного профиля.

Под мотивационной психотерапией при алкоголизме мы понимаем любое как по качеству психотерапевтических техник, так и по длительности взаимодействие между врачом и пациентом, в результате которого происходит уменьшение мотивации потребления алкоголя.

Как вариант мотивационной терапии многие исследователи рассматривают противорецидивную подготовку (Wanigrate S., Wallace W., Pullin J., Keaney F., Farmer R., 1990; Dimeff M.A., Marlatt, 1995; Casselman J., 1996).

Marlatt G.A., Gordon J.R. (1995) предложили противорецидивный тренинг для пациентов с алкогольной зависимостью, который состоит из трех стадий. Противорецидивный тренинг включает в себя оценку, анализ и позитивную переработку ситуаций, пребывание в которых усиливает ПВА, с целью нейтрализации ситуации.

Важными противорецидивными факторами в мотивационной терапии пациентов с алкогольной зависимостью считаются ежедневный самоотчет; участие в консультации с наркологом в плановом порядке и по необходимости; продолжение выполнения домашних заданий после выписки из стационара (Wikler A., 1973).

Azrin N.H., Sisson R.W., Meyers R.W., Godley M. (1982) разработали мотивационную психотерапию с акцентом на предотвращении рецидива заболевания после выписки из стационара.

Она базируется на «функциональном анализе», главная цель которого повышение уровня знаний о негативных последствиях употребления алкоголя (Hunt G.M., Azrin N.H., 1973). Повышение пациентом осведомленности о своей болезни достигается за счет структурированных и подробных вопросов о ситуациях, проблемах, при которых усиливается патологическое влечение к алкоголю (Smith J.E., Meyers R.J., 1995).

В принципе при любом психотерапевтическом воздействии врач, так или иначе, работает с мотивационной системой личности пациента. Специфичность собственно мотивационной психотерапии определяется феноменом анозогнозии, которая является обязательным проявлением зависимости от психоактивных веществ. В клинико-психопатологическом смысле объектом мотивационной психотерапии пациентов с зависимостью от алкоголя является именно анозогнозия как компонент патологического влечения к алкоголю (Вассерман Л.И. и др., 1993).

Мотивационное взаимодействие не ограничено во времени и соответственно может условно подразделяться на следующие этапы: этап формирования мотивации к первой встрече с терапевтом, этап поддержания мотивации к участию в следующих психотерапевтических встречах и, наконец, формирование мотивации к освобождению от зависимости от терапевта (Marlatt G.A., 1985). В этом длиннике опосредованно формируется мотивация на различный по времени отказ от алкоголя, на поддержание трезвеннического образа жизни, то есть мотивация к стремлению получения новых навыков социального функционирования и навыков длительного приема поддерживающей медикаментозной терапии, и, наконец, мотивация к своевременному обращению к терапевту в случае срыва (предрецидивная и пострецидивная подготовка) (Miller W.R., Taylor C.A., West J.C., 1980).

Индивидуальность мотивационной психотерапии пациентов с алкогольной зависимостью определяется также вариантами динамики мотивации потребления алкоголя. Можно выделить приступообразный тип мотивации, когда пациент будет нуждаться в постоянном или периодическом участии внешней среды в виде индивидуальной терапии, групповой терапии, участию в реабилитационных программах.

Внезапное беспричинное исчезновение мотивации употребления алкоголя описано как самовыздоровление (Forschungsprojekt Selbstheiler, 1989, 1990), спонтанная ремиссия («Spontanremission», Stall R., Biernacki R., 1996), самовзросление через болезнь («Herauswachsen aus der Sucht», Weber G., Schneider W., 1992),»auto remission» (Klingemann H., 1990), «natural recovery» (Biernacki R., 1986). При такой динамике мотивации больной не нуждается в постоянном наблюдении, возможны лишь эпизодические встречи с врачом для индивидуальной работы или с группой других пациентов (Weber G., Schneider Wolfg., 1992).

Возможна стабилизация мотивации употребления алкоголя на постоянном уровне (стационарное течение болезни по Чирко В.В., 2002). Такая мотивация, по мнению исследователей, является самой резистентной к большинству видов мотивационной терапии (Schloemer H., 1986). Отдельные исследователи призывают ограничиться информационной беседой о вреде употребления алкоголя (Biernacki R., 1986).

Согласно данным литературы, чаще всего становятся зависимыми от алкоголя личности с измененной мотивационной системой. Эти изменения характеризуются особым личностным изменением. Здесь речь идет об особом неспецифическом поражении глубинных структур мотивационной системы, а именно о нарушении функционирования глубинных, личностных мотивов. Это расстройство можно условно обозначить «исходным недостатком мотивационной системы в преморбиде больного алкоголизмом». В дальнейшем в процессе развития зависимости от алкоголя происходит структурная и содержательная перестройка мотивационной системы. Мотив изменения сознания с помощью алкоголя становится потребностью и встраивается в глубинный уровень мотивационной системы. Можно говорить о своеобразном процессуальном развитии исходного личностного изменения. Особенностью влияния алкоголя на мотивационную систему является то, что, постепенно поглощая все предшествующие глубинно -личностные мотивы, он разрастается и становится главным, доминирующим мотивом. Поэтому увеличивается и опустошение личности. Мотив изменения сознания с помощью алкоголя меняет и конкретно — ситуативные мотивы, так что все их содержание становится связанным с алкогольной тематикой. Мотив употребления алкоголя становится патологическим.

Читайте также:  Кодирование от алкогольной зависимости донские

В литературе мало информации об особенностях мотивации к отказу от алкоголя у пациентов с различными особенностями личности. Учитывая тот факт, что мотивационная система является одной из характеристик личности (Леонтьев А.Н., 1982, 1983; Братусь Б.С., 1984; Завьялов В.Ю., 1993; Ильин Е.П., 1995, 1998, 2000), то можно предположить, что личности с различными особенностями характера будут отличаться друг от друга по таким факторам как мотивация к отказу от алкоголя и её динамика в процессе комплексной терапии, чувствительность пациентов к разным типам психотерапии и эффективность комплексной терапии. Для проведения адекватной и эффективной мотивационной психотерапии важно изучить эти факторы и применить их на практике в каждом конкретном клиническом случае.

источник

Избавиться от тяжелой депрессии можно только с помощью самых эффективных лекарств, некоторые из них настолько дорогие, что мало кто может позволить себе такие расходы.

Самое лучшее лекарство от пристрастия к алкоголю находится у каждого из нас в собственной голове и достается нам бесплатно. Нужно лишь научиться правильно пользоваться этим лекарством. Оно совершенно безвредно для организма, не дает побочных эффектов. В отличие от других препаратов, передозировка этого лекарства идет только на пользу. Чем больше его доза, тем оно эффективнее. Называется оно мотивацией достижения цели. Прежде всего, нужно четко поставить цель. Не пить пару лет — это не цель. Настоящая цель может быть только одна — отказаться от алкоголя навсегда.

Жизнь вынуждает пьющих людей постоянно оправдываться. Когда кто-либо заявляет, что ему все равно, что о нем говорят, это типичное лукавство. В лучшем случае неосознаваемое. Мы слишком зависим от других людей, и нам далеко небезразлично мнение о нас окружающих, особенно тех, к кому мы относимся с уважением. Поэтому и приходится держать круговую оборону, защищаться всеми возможными способами, оправдываться, хитрить, ловчить, изворачиваться. Ну не могу же я, в самом деле, допустить, чтобы меня считали алкоголиком. Я боюсь клейма алкоголика. Это явление называется стигматизацией. Отчасти из-за опасений потерять свое лицо многим пьющим так трудно дается решение обратиться к врачу. Пришел к наркологу — значит как бы автоматически признал себя алкоголиком. Бросаешь пить сам — тоже плохо, так как фактически признаешь, что не умеешь пить. Логика в этом получается своеобразная: пьешь — лицо не теряешь, бросаешь пить — теряешь. С одной стороны, я боюсь, что меня будут считать алкоголиком, с другой стороны, я также боюсь ярлыка трезвенника. Доходит порой до абсурда, когда бросают пить, но стесняются в этом сознаться и скрывают это обстоятельство как нечто не вполне приличное. Это другая крайность, я назвал бы ее стигматизацией трезвенника. Вообще мы явно преувеличиваем значение стигматизации, ее не нужно бояться, она существует в основном в нашем воображении. Наши родственники далеки от того, чтобы навешивать нам ярлыки алкоголиков. Их волнует только один вопрос — пьем мы или нет. Клеймо трезвенника если кто и может нам прилепить, то это мы сами. В развитых странах трезвостью гордятся, а мы испытываем неловкость.

На заключительном этапе предвыборной президентской гонки в США между Гором и Бушем-младшим на последнего был обнародован компромат: много лет назад он был задержан в состоянии опьянения за рулем. Буш не только не отрицает этот факт, но идет дальше и делает поразительное чистосердечное признание о том, что в молодости он злоупотреблял алкоголем, у него были проблемы, он страдал зависимостью. Но в возрасте 40 лет он осознал пагубность пристрастия и вычеркнул алкоголь из своей жизни. Это заявление не заставило избирателей усомниться в надежности Джорджа Буша-младшего. Он становится президентом. Буш не побоялся сказать правду и победил.

Настоящая стигматизация встречается и в других ситуациях, и ее существование также объясняется нашим невежеством. Многие из нас боятся больных СПИДом, как чумы. Мы никак не можем поверить, что воздушно-капельным путем СПИД не передается, и опасаемся заразиться даже на расстоянии. Существуют также предрассудки в отношении радиационного воздействия. Когда отселяли с загрязненных территорий пострадавших от аварии на Чернобыльской АЭС, местное население чистых зон настороженно относилось к перемещенным «чернобыльцам», полагая, что они «светятся» и представляют опасность для окружающих. Это примеры действительной, а не воображаемой стигматизации.

Наркологи тоже не занимаются наклеиванием ярлыков. Врачей, как и родственников больных, интересует, прежде всего, результат: удалось помочь или нет. Порой мы становимся заложниками результата. Если удалось помочь бросить пить, родственники больного чуть ли не боготворят врача, если нет — могут позволить несправедливые упреки в его адрес. Это издержки профессии.

Всем нам действительно нужен результат, и только результат. Опять же, как в большом спорте. Кто добивается высших достижений в спорте? Только те спортсмены, которые ставят перед собой самые высокие цели и упорно идут к ним. Ради достижения цели спортсмены многим жертвуют, порой и личной жизнью, и собственным здоровьем. В системе жизненных ценностей спортивные достижения у великих спортсменов стоят на первом месте. Иначе результата не добьешься, слишком сильна конкуренция. Золотая медаль одна, а мечтающих ее завоевать десятки и сотни самых сильных атлетов.

В нашей ситуации высшее достижение — это трезвость на всю жизнь. Как вы думаете, если мы будем стремиться к этой цели с такой же настойчивостью, целеустремленностью, здоровым фанатизмом, как Ирина Роднина шла к своим выдающимся победам в фигурном катании, добьемся ли мы в этом случае поставленной цели? В этом вопросе и кроется секрет успеха. Выздоровление от алкоголизма начинается с головы и заканчивается головой. Будет сильная мотивация достижения цели — будет результат, не будет мотивации — не будет результата. Но нам легче, потому что у нас нет соперников. Никто не стремится отобрать у нас победу, да это и невозможно сделать, если только сами бездарно не отдадим. В отличие от спортсменов, ни на какие жертвы для достижения результата вам идти не придется. Наоборот, вы найдете то самое главное в жизни, ради чего мы живем и что раньше от вас ускользало. Спросите любого, кто давно отказался от алкоголя, и все вам скажут, что трезвая жизнь — это большое счастье. А потерять можете лишь бывших собутыльников: с ними вам станет неинтересно. Надеюсь, это будет не самая тяжелая утрата в жизни.

Можно ли оценить силу мотивации? Да, по-настоящему высокая мотивация отказа от алкоголя означает, что человек в системе своих жизненных ценностей на первое место поставил трезвость. Самым важным в своей новой жизни он считает сохранение трезвости. Для него нет более важной задачи.

Очень ярким и чутким показателем силы мотивации является выраженность влечения к алкоголю. Между ними существует обратно пропорциональная зависимость. Чем сильнее мотивация трезвости, тем слабее влечение к алкоголю, и наоборот. При серьезной мотивации влечение очень быстро исчезает полностью и не возвращается. Более того, обычно все, что связано с выпивкой, в том числе и сам алкоголь, становится для убежденного трезвенника неприятным. Когда ваша голова начнет по настоящему работать на трезвость, у вас появится отвращение к алкоголю. Чем сильнее мотивация, тем быстрее и безболезненнее происходит адаптация к трезвеннической жизни, тем большее удовлетворение приносит новая жизнь.

Бросать так бросать. Оставьте все сомнения, страхи и предрассудки. Без преувеличения скажу, что решение бросить пить, подкрепленное результатом, окажется для вас судьбоносным. Все в жизни изменится к лучшему. Вы только позаботьтесь о трезвости, а она в ответ будет заботиться о вас, как родная мать, как любящая преданная жена. Поработайте на трезвость несколько первых лет, а она будет работать на вас всю оставшуюся жизнь. Если судьба распорядилась так, что вы стали пьющим человеком, то самое значительное, что вы можете совершить в своей жизни, — это победить зависимость. Выше этой цели ничего не существует. Судьба бросила вам вызов, теперь слово за вами. Сможете бросить пить — значит докажете, прежде всего самому себе, что живете не зря, что чего-то стоите в этой жизни. Возможно, докажете это кому-то еще, кто преждевременно, быть может, вычеркнул вас из жизни. Только ни в коем случае нельзя откладывать принятие решения, что, по сути, является отказом. Отложить решение всего на несколько дней в действительности означает потерять многие годы. Решение нужно принимать сейчас, завтра будет поздно.

Пьющих людей парализует панический страх, что если расстаться с алкоголем, жизнь станет невыносимой. Это абсолютно беспочвенный страх. С отказом от алкоголя жизнь только начинается, в чем вы сможете быстро убедиться сами. Знайте, что бывшие алкоголики сожалеют только об одном, о том, что так долго тянули с решением и потеряли немало лет.

Первое, что я советую сделать после принятия решения, — сообщить об этом своим близким. Если кроме вас еще никто не знает, что вы бросили пить, то в этом случае вы оставляете себе лазейку. Понимая это, вы будете чувствовать себя психологически неуверенно, что может отразиться на конечном результате. А мы отныне очень бережно относимся к трезвости и помним, что в больших делах мелочей не бывает. Может быть, вы уже много раз обещали бросить пить и близкие скептически отнесутся к вашим словам. Не судите их строго, постарайтесь их понять. Вы хорошо знаете, что прежние обещания ничего не стоили, это были обычные отговорки. Сейчас ситуация совсем другая, вас никто не заставляет оправдываться, вы сами начинаете этот разговор. Объясните свою позицию, расскажите, что побудило вас принять решение. Встречая полное понимание и поддержку, пообещайте при необходимости воспользоваться помощью близких людей. Если же к вашим словам отнесутся сдержанно, то не спешите обижаться, — пока это только обещания, а раньше они частенько расходились с делом. Наберитесь терпения, не наседайте на родственников с клятвенными заверениями. Но уже спустя несколько месяцев близкие сами смогут убедиться в серьезности ваших намерений и выскажут вам полную и безусловную поддержку.

Сообщите о своем решении вашим друзьям и хорошим знакомым, кто в курсе ваших проблем с алкоголем и чьим мнением вы дорожите. После этого даже подумать о выпивке будет неловко, не захочется же вам стать посмешищем. Трезвеннической жизнью вы завоюете уважение окружающих, близкие же будут по-настоящему гордиться вами. Подруги вашей жены начнут ей завидовать. О вас будут говорить как о сильном человеке. Лично я, как мне кажется, если бы когда-нибудь пил, только ради этого бросил бы навсегда.

Начало новой жизни нужно обязательно каким-то образом обозначить для того, чтобы у вас была четкая точка отсчета, своеобразная линия старта. Можно взять чистый лист бумаги и кратко изложить суть предпринимаемых вами действий. Это будет что-то типа заявления о вступлении в общество трезвости или декларация о намерениях. В качестве образца предлагаю такой вариант:

Я, (Ф.И.О.) ____________________________________ ____года рождения, принял окончательное осознанное решение бросить пить. Я знаю, что не умею пить, и поэтому принял самое важное решение. Отныне трезвость является главной целью и смыслом моей жизни. Я хорошо понимаю, что никто не может подарить мне трезвость, ее нельзя купить ни за какие деньги. Ее можно только заслужить. Все зависит от меня. Я всегда буду помнить об опасности рецидива, поэтому воспользуюсь советами специалиста и поддержкой близких и буду оберегать трезвость, как самое важное достижение в своей жизни.

Дата: _______ Подпись: __________

Вы можете поставить свою подпись прямо здесь, а лучше заполнить отдельный бланк, который находится в конце книги в приложении. Терять эту книгу нельзя, пусть она сопровождает вас по жизни и будет вашим талисманом. Дату, которая будет стоять на этом документе, можете считать своим вторым днем рождения или, точнее, — днем возрождения.

Запомните эту дату, держите таймер вашего выздоровления всегда включенным. Первой самой маленькой вехой избавления от зависимости является неделя осознанной трезвости, затем месяц, три месяца, полгода, год. Последующие годы трезвости — это все более весомая заявка на окончательное выздоровление.

Каждый год полезно в этот знаменательный день побыть немного наедине с собой, проанализировать прожитый трезво год, подвести предварительные итоги на этом промежуточном финише при переходе в следующий класс школы трезвости. Сделайте краткие дневниковые записи на соответствующей странице приложения этой книги. Еще лучше вести дневник регулярно — рассматривайте это как элемент аутопсихотерапии.

Поскольку этот день — не только ваш личный праздник, но и ваших родственников, можно сделать хорошей традицией собираться в узком семейном кругу. Примите участие в приготовлении фирменного семейного блюда, доставьте радость своим близким. Поговорите о хорошем. Такие моменты продлевают нам жизнь.

источник

  • Книги по психологии (472)
  • Клиническая психология (115)
  • Возрастная и педагогическая психология (108)
  • Геронтология (1)
  • Психотерапия, коррекция, тренинг (92)
  • Статьи (67)
  • Психодиагностика (тесты) (63)
  • Семейная психология (63)
  • Психодиагностика (книги) (48)
  • Психиатрия (47)
  • Социальная психология (39)
  • Общая психология (33)
  • Психические состояния (31)
  • Консультирование (30)
  • Психология личности (28)
  • Специальная психология и дефектология (28)
  • Юридическая и судебная психология (27)
  • Духовные практики,эзотерика, парафилософия (27)
  • Логопедия (25)
  • Экстремальная психология (20)
  • Наркология (19)
  • Психология управления. Менеджмент (19)
  • Журналистика (16)
  • Дипломные, курсовые, рефераты, КР (16)
  • Студентам (16)
  • Педагогика (16)
  • Социальная педагогика (1)
  • Конфликтология (14)
  • Медицина (12)
  • Сексология (11)
  • Практикумы (11)
  • Социология и соц.работа (11)
  • Девиантология (10)
  • Военная психология (9)
  • Психология общения (8)
  • 111 (8)
  • Психоанализ (7)
  • Авторефераты, Диссертации (6)
  • Танатопсихология (6)
  • Здоровье (5)
  • Психология труда и профессиональной деятельности (4)
  • Психолингвистика (4)
  • Экспериментальная психология (4)
  • Антропология (3)
  • Разное (3)
  • Маркетинг, предприниматеская деятельность (2)
  • Физиология (2)
  • Методички (2)
  • Психофизиология (2)
  • Антропология (2)
  • Разное (2)
  • Психология насилия (1)
  • МЕТОДОЛОГИЯ (1)
  • Полезное (1)
  • Психогенетика (1)
  • Справочники (1)
  • Этническая психология (1)
  • История психологии (1)
  • Картинки (1)
  • Политическая психология (1)
  • Психология духовности (0)
  • Когнитивная психология (0)
  • Гендерная психология (0)
  • Политология и политическая психология (0)

Опросник по выявлению особенностей мотивации потребления алкоголя предложен В.Ю.Завьяловым (Завьялов В.Ю. Мотивация потребления алкоголя у больных алкоголизмом и у здоровых // Психологический журнал. — 1986. — № 5.- C.102-111.) для мужчин.

Определенным преимуществом методики является направленность на мотивацию потребления — менее скрываемый фактор, чем количество и частота приема спиртных напитков. Опросник включает 9 шкал по 5 утверждений в каждой; ответ а дает 3 балла, б — 2 балла, в — 1, г — 0 баллов. Шкалы (максимально возможное количество баллов по каждой из шкал — 15, минимальное — 0; чем больше баллов набрано по какой-либо шкале, чем более значимы для обследуемого данные мотивы):

I . Первая триада шкал образует группу «социально-психологических» мотивов приема алкоголя:

1. Традиционные, социально-обусловленные, культурально — распространенные мотивы (утверждения 1,10,19,28,37).

2. Субмиссивные мотивы, отражающие подчинение давлению других людей или референтной группы в плане приема алкоголя (2,11,20, 29,38).

3. Псевдокультурный тип мотивов, свидетельствующий о стремлении человека приспособить свой личный опыт к «алкогольным ценностям» социальной микросреды, в которой он функционирует (3,12,21,30,39).

II. Вторая триада образует группу личностных, персональных мотивов потребления алкоголя:

4. Гедонистические мотивы, отражающие стремление получить физическое и психологическое удовлетворение от действия алкоголя, а также опыт переживания алкогольной эйфории (4,13,22,31,40).

5. Атарактические мотивы, связанные с желанием нейтрализовать негативные эмоциональные переживания — напряжение, тревогу, страх с помощью алкоголя (5,14, 23,32,41).

6. Мотивы гиперактивации поведения (стимулирующий, растормаживающий эффект) и насыщения сенсориума с помощью выпивки, отражающие стремление выйти из состояния скуки, психологической «пустоты», душевного бездействия, либо желание усилить эффективность своего поведения (6,15,24, 33,42).

III. Третья триада образует собственно патологическую мотивацию потребления алкоголя, фактор болезненного влечения:

7. «Похмельная» мотивация — стремление с помощью алкоголя снять абстинентные явления, дискомфорт, связанный с отсутствием алкоголя, улучшить самочувствие (7,16,25,34,43).

8. Аддитивные мотивы, отражающие фиксацию в сознании истинного влечения к алкоголю, «жажду» алкоголя (8,17,26,35,44).

9. Мотивы самоповреждений — стремление пить назло себе и другим в качестве протеста, из-за потери, якобы, перспективы в будущем для себя, утраты смысла жизни (9,18,27,36,45).

До 35 баллов — злоупотребления алкоголем нет, 35-50 баллов — проявления злоупотребления алкоголем, свыше 50 баллов — болезненное пристрастие, злоупотребление (В.Ю.Завьялов, 1986).

Инструкция : на каждое предлагаемое утверждение дайте один из наиболее подходящих для Вас ответов: а) весьма часто возникает причина или условие приема алкоголя; б) редко, но не менее, чем 2 раза в жизни; в) сомневаюсь; г) совершенно не подходит ко мне.

Ф.И.О.________________________________ Возраст _____________ Дата ______________

весьма часто возникает причина или условие приема алкоголя; (да)

редко, но не менее, чем 2 раза в жизни;

совершенно не подходит ко мне (нет)

1. Выпиваю потому, что неудобно отказаться от выпивки.

2. Считаю, что пить хорошее вино за едой полезно.

3. Пью, чтобы получить удовольствие.

4. Выпиваю, чтобы избавиться от внутреннего напряжения и страха.

5. Пью от скуки, не получается развлекаться без выпивки.

6. Когда выпью, чувствую себя здоровым.

7. Пью потому, что неотступно преследуют мысли о выпивке.

8. Выпиваю назло всем, кто воспитывает и ругает меня за пьянство: жена, начальство, родственники.

9. Выпиваю в день получки и по выходным.

10. Выпиваю с сослуживцами, чтобы не испортить отношения отказом.

11. Считаю, что культурный человек должен разбираться в марках вин, знать виды спиртных напитков.

12. Пью потому, что нравятся приятные ощущения в состоянии опьянения : тепло, расслабление и др.

13. Выпиваю потому, что алкоголь уменьшает боязливость, делает меня смелее.

14. Выпиваю, чтобы изменить свое состояние, обострить чувства и интерес к жизни.

15. Выпиваю, чтобы снять похмелье, не болеть после предыдущей выпивки.

16. Выпиваю помимо собственной воли из-за сильного желания напиться.

17. Напиваюсь потому, что презираю свою жизнь, давно не уважаю себя.

18. Выпиваю по случаю встреч с друзьями, родственниками, приятелями.

19. Не отказываюсь от выпивки, чтобы надо мной не подсмеивались.

20. За оказанные мне услуги расплачиваюсь спиртными напитками и сам принимаю алкоголь в качестве подарка, как это принято.

21. Выпиваю для того, чтобы испытать чувство благополучия и счастья.

22. Пью, чтобы забыть неприятные события, горе, разочарование.

23. Когда выпиваю, время летит быстрее, интересней, а без выпивок тянется долго и нудно.

24. Пока не выпью, чувствую себя скверно, ничего не хочется делать.

25. Выпиваю из-за того, что не могу побороть в себе тяги к алкоголю, желания напиться.

26. Выпиваю из-за духа противоречия, не хочу быть примерным, трезвенником.

27. Выпиваю, чтобы завязать знакомства — деловые и личные.

источник

Мотивация — это формирование желания у человека в своей жизни изменить что-либо. Любая настоящая терапия заболевания действительно должно начинаться с этого. Мотивация на лечение необходима.

Всегда можно поспособствовать нахождению правильных мотивов для обращения за помощью именно самостоятельно со стороны самого больного. А лечение алкоголизма, терапия наркомании сложный процесс. Он просто немыслим без высокой мотивации пациента в результатах лечения.

Читайте также:  Чем прокапаться от алкогольной зависимости

Очень часто даже родственники не мотивируют на лечение, а начинают воспитывать больного человека. Учить его жить, будто бы он опять стал несмышленышем только начинающим жить. Результаты такой псевдо мотивации ни к чему хорошему не приведут.

Наоборот, человек скорее всего в лучшем случае не послушает вас ни сколько, а лишь погрузиться в свои мысли. Он уйдет в себя и замкнется… А что ожидает таких мотиваторов в плохом случае не трудно догадаться. Будет скандал или еще что похуже.

Важно понимать, что процесс общения — это равноценный обмен общими мыслями и идеями, а никак не навязывание своей точки зрения. Даже если это делают несколько людей в отношении одного «слабохарактерного».

Необходимо, чтобы собеседники не навязывали ярлыки друг на друга, а захотели услышать друг друга. Адекватное восприятие позиции и на равноправных правах хорошее начало работы над выработкой совместного, всех устраивающего решения.

Уговаривать алкоголика начать лечение своей зависимости очень сложная задача. Почему убеждение наркомана в лечении его пагубной зависимости так трудно реализовать на практике и добиться при этом значимого результата?

Главным образом, это объясняется нарушением нормальных процессов мышления. Это происходит из-за токсического поражения и угнетения естественных процессов головного мозга и всей ЦНС наркотиками и алкоголем.

Что при хроническом алкоголизме по факту есть уже один из признаков деградации личности больного. Такую реакцию наркологи или психиатры, психотерапевты называют отсутствием или снижением критики естественно у пациентов к своему состоянию. Естественно мотивация на отказ от употребления у таких зависимых нулевая.

Мотивация на лечение алкоголизма, как правило, следует начинать с диагностики социального окружения, обыденной среды. Предварительно проводиться комплексное обследование бытовой и психологической атмосферы в которой проживает больной. Исследуются его индивидуальные особенности: наличия сложностей семейных взаимоотношений, отношений с родителями, отсутствия уважения от его окружения (друзей, знакомых).

Начиная от субъективных жалоб на здоровье, выясняются его привычки и интересы, и все более менее важное в жизни, за исключением алкоголя. Подобным образом и собирается первичный анамнез больного.

Врачу психиатру-наркологу в этом потребуется помощь родственников пациента, гораздо реже его друзей, иногда знакомых. Главное чтобы помощники были заинтересованы искренне в сохранении здоровья и излечения алкоголика.

Врач, после такой подготовки, в процессе разговора с больным алкогольной или наркотической зависимостью должен ясно понять, какие именно проблему в жизни желал разрешить алкоголик или наркоман, для чего принимал наркотики или алкоголь.

Мотивация на лечение зависимости это не сугубо прерогатива доктора. Попробовать провести мотивацию можно и самостоятельно, без помощи медицинского специалиста. Для осуществления процесса мотивирования больного на осознанную терапию важно соблюдения нескольких основополагающих условий:

  • Исключительно правильный в беседе с больным выбор и обозначение приоритетов.
  • Ненавязчивое, но реально доходчивое донесение до больного выполнимых угроз и очевидная готовность обязательно их выполнять.

Поэтому прежде всего нужно очень хорошо подумать, какие угрозы выставлять и Вы можете Вы ли их выполнить в любом случае — ли нет? Возможно следует угрозы разделить на этапы. Ставить их и выполнять, в этой ситуации, надлежит только по мере очевидной необходимости. Но, ВЫПОЛНЕНИЕ ИХ ОБЯЗАТЕЛЬНО.

О тонкостях самого эффективной мотивации алкоголика на лечение своими силами читайте в конце материала, а теперь снова перейдем к общим принципам.

Жизненные проблемы, провоцирующие и способствующие на начало развития наркомании и алкоголизма:

  • отсутствие контакта с окружающими;
  • проблемы в общении и понимании с людьми;
  • долговременный прием обезболивающих, вызывающих привыкание;
  • общие позиции и взгляды с теми, кто употребляет психотропные вещества;
  • проблемы личного характера;
  • творческие профессии и т. д.

Но все выше перечисленное — это только общее обозначение. На деле у каждого причины алкогольного или наркотического падения сугубо индивидуальны. Основное внимание важно направить на выявление конкретной проблемы. Того аспекта, который в жизни больного человека, сумел подтолкнуть его на употребление.

Если по ходу разговора больной поймет, что вы поведете себя не так, то он однозначно еще раз станет с вами своей делиться переживаниями и проблемой. В любом случае нужно донести до зависимого, что ему хотят оказать помощь.

А ругань и порицание, если их все-таки не удалось избежать, это лишь эмоциональное проявление переживаний. Лишь убедив в этом, вы можете начать надеяться на то, что зависимый всерьез начнет рассматривать возможность на прохождение лечения и реабилитации.

Что делает врач психиатр-нарколог для этого? На основании собранных первичного анамнеза больного, вырабатывает определенные целевые рекомендации. Прорабатывает алгоритмы по способам доступной мотивации на терапию алкоголизма, которые не только адаптированы под конкретного человека, но и на его окружение.

Другими словами мотивация на лечение алкоголизма будет не только индивидуальной, но реально работающей схемой в данных условиях. При этом поведение родных и близких соотноситься с действиями врача психиатра-нарколога. Доктор по завершении данной без преувеличения стадии лечения алкоголизма, будет для этого конкретного больного лечащим врачом.

Конечно от успешной мотивации пациента алкогольная зависимость — алкоголизм еще никуда не исчезнет. Для эффективного лечения важны все без исключения действующие лица. Если они будут задействованы в мотивации пациента на лечение алкоголизма, то обязаны безукоризненно полностью выполнять каждую рекомендацию лечащего врача. Их действия ни в коем случае не мешать плану лечения.

В мотивации на лечении зависимости пожалеть можно самого человека. Но жалеть болезнь в больном и все что из нее следует категорически нельзя! Вот почему критерии должны быть жесткими, но справедливыми. А жалость нужно использовать исключительно редко и разумно.

Оказавшись в строгих жестких обстоятельствах и условиях, больной по неволе осознает безысходность своего положения. Но пред ним отрыта возможность выбора — отказаться от употребления наркотиков и алкоголя, а затем согласиться на лечение, чтобы наконец освободиться от пут алкоголя и наркотиков.

Однако без четкого понимания всех этапов ситуации, даже осознание того, что больному необходима специализированная наркологическая помощь утонет в сонме житейских проблем. Вот почему так важно наиболее полно наладить как можно более полный контакт с лечащим врачом.

Более того сообщать ему о малейших сдвигах в поведении больного у строго соблюдать все его указания и рекомендации. Ведь нужный момент так легко упустить.

Вот наиболее простые и действенные способы мотивации на начало лечения алкоголизма, которые популярны в народе:

  1. Самым доступным методом будет ожидание. Любой индивидуум не может выпивать бесконечно, его организм истощается. Вот в этот момент он начинает буквально молить помощи. Тогда, когда он соглашается на всякую помощь, лишь бы сейчас облегчить свое положение и надо действовать. В это то время его можно и нужно уговорить начать лечение. Следовательно дальнейший терапевтический процесс во многом определяется профессионализмом врача-нарколога. А также важна позиция близких, их заинтересованности в результатах.
  2. Второй способ — сначала напоить его до состоянии невменяемости. Затем доставить его в больницу именно в таком состоянии. Тогда он ничего этому противопоставить не сможет. Так как плохо или совсем ничего соображает.
  3. Простой вариант — вызвать врача из наркологического центра на дом. Пусть он проводит мотивацию на лечение.
  4. Сложный вариант — самостоятельное запугивание для изменения поведения. Это формулирование и выполнение четких и действенных угроз, вплоть до достижения результата.

Убедить, уговорить лечить алкоголизм. . Многие автоматически переносят такой опыт и полагают, что уговорить лечиться тоже не выйдет.

Родня: «Надо решать, как заставить алкоголика лечиться». . Если не получается уговорить на лечение алкоголизма — здесь, как в домашних условиях.

Порой даже уговорить алкоголика на капельницу от запоя не получается. . Как убедить алкоголика лечиться?…

Можно поделиться им через соцсети:

Растительная терапия от пьянства…

Народные способы от алкоголизма…

Современное лечение поможет алкоголику?…

Статья: Мотивация на лечение: как разбудить алкоголика Обновлено: 18.10.2012 admin Комментарии: комментария 4

Азура
Июл 22, 2016 @ 23:25:11

Не нужно считать, что амбулаторное лечение алкоголизма является второсортным в сравнении со стационарным. Мотивация пациента гораздо важнее места проведения лечения.

Jane
Июн 21, 2016 @ 18:18:47

Не нужно считать, что амбулаторное лечение алкоголизма является второсортным в сравнении со стационарным. Мотивация пациента гораздо важнее места проведения лечения.

Нечаев
Сен 17, 2015 @ 20:41:53

При лечении зависимости от алкоголя основной момент, это мотивация больного. Если положительной мотивации нет, лечение бесполезно. Я долгое время работал в наркологическом МЦ и мы в этих случаях всегда пытались мотивировать больного, для этого с ним обязательно работали психологи, психотерапевты(работающие в наркологии), а уже позже подключались наркологи (естественно после выхода из запоя). Такая тактика позволяла как стационарное, так и амбулаторное лечение, типа дневного стационара. Лечение так же проводилось с созависимыми родственниками. Не плохой эффект давала программа «12 шагов», а так же группы Анонимных Алкоголиков (АА). Однако повторяю — мотивация!

Людмила
Дек 04, 2013 @ 07:05:34

Замечаете ли вы перемены? То что меняется вокруг вас? Вокруг вас, что то меняется? Эй, ты за монитором, да — да, я именно к тебе обращаюсь… Ты замечаешь перемены? Или ты слишком занят собой? В любом случае вокруг постоянно, что то меняется. Хочешь ли ты этого или нет… Беда в том, что все меняется в худшую сторону, из за бездействия… Если не чего не делать — это не чего не принесет. Пустые разговоры останутся пустыми разговорами, простой понт — им и останется и только действия могут что то изменить. Но тебе проще не чего не делать… Давайте прикинем, сколько «хомячков» по всему миру предпочитают пиво, телек, компьютер — действию. Представили? Страшно? Большинство людей не хрена не делают потому что так проще, потому что они трусы — не чего не делай не чего и не произойдет. Они как правило отличные работники и постоянно ходят на выборы, за одну и туже партию… которую пропагандирует босс. Так же. считают своим долгом, поливать этого же босса грязью в курилки, мол вот я бы, сделал то и сделал это, но я не босс, а вообще я очень перспективный энтузиаст… ТАК КАКОГО ХРЕНА ОН БОСС, А НЕ ТЫ? И в этом все они. Сплетни и слухи, их любимый источник информации. Провести вечер с пользой хотя бы для себя, им видимо религия не позволяет. Зачастую такие люди атеисты — но в случаи неприятностей они обращаются к Богу. А еще они мямли, которым не чего сказать и они молчат… Стадо… Таких большинство и они буквально убивают тех, кому есть что сказать… Ты все еще молчишь? Тогда задумайся, сейчас ты промолчишь, а завтра… Завтра это стадо и будет твоим будущем. Ты этого хочешь?

источник

«Химическая аддикция базируется на опыте, который наркотик дает человеку, и месте, которое этот опыт занимает в жизни человекa. Все, что дает сравнимый опыт, может также вызвать аддикцию.» С. Пиил (Peele,1981)

Аддиктивное поведение является выражением черт личностной зависимости от внешних условий. Личность не самодостаточна и нуждается в получении извне какого-то вещества, энергии или информации одним из проявлений которого является наркологическое заболевание.

Большое значение имеет то, как судят о значении характера и личности в наркологии и какие используют признаки возможной роли тех или иных личностных расстройств и типов характера в возникновении и течении наркозаболевания. Прежде всего это частота встречаемости свойств личности и черт характера у наркобольных. По крайней мере при обследовании большинства пациентов наркологических стационаров обнаруживаются личностные проблемы [Caputo R., 1993; Jonson B. A., 1993; Neiss R., 1993], в частности, при использовании методики 16 PF, теста Сонди и ТАТ [Собчик Л.Н., 2000].

В настоящее время все большее внимание уделяется целостному подходу к проблеме алкоголизма. Наряду с необходимостью развития клинико-биологического представления об алкоголизме особое значение приобретает изучение психологических, в первую очередь, личностных факторов, играющих важную роль в этиопатогенезе алкоголизма и выступающих в качестве основы для создания лечебнореабилитационных программ. Психологическая модель алкоголизма при этом расширяет границы традиционного клинического подхода к проблеме, дополняя его структурно-динамическими представлениями о личности больных.

Наличие определенных черт личности в свою очередь делает индивидуума в большей или меньшей степени подверженным риску развития алкоголизма.

Личность, страдающего алкоголизмом — незрелая с недостаточной социальной адаптацией и затруднениями в образований межличностных связей, характеризуется инфантилизмом и высоким уровнем фрустрации, на которую в свою очередь происходит неадаптивная реакция личности. Наличие таких черт личности в настоящее время объясняют как наследственностью, так и результатами дефектов в воспитании, психогенным микросоциальным климатом. В целях компенсации подобные личности нередко прибегают к употреблению психоактивных средств, чтобы изменить свое состояние.

Механизмы, обуславливающие поведение человека, тесно связаны с его личностными качествами. Изменения личности больных чаще выражаются в огрублении эмоциональной жизни, сужении сферы интересов, преобладании инстинктов, утрате волевой саморегуляции; поведение становится крайне грубым, импульсивным и при этом сочетается с настойчивым утверждением собственной невиновности. Личностные изменения могут быть различной глубины, вплоть до ее полного распада, они являются неблагоприятными социальными последствиями как для самой личности, так и для её окружения.

Теперь рассмотрим конкретные компоненты личностной структуры у больных алкоголизмом.

Личностные особенности больных алкоголизмом включают изменение мотивации. Рассматривая личностный компонент мотивации, можно говорить о том, что она выполняет основополагающую роль при формировании химической аддикции. В процессе развития алкогольного аддиктивного поведения представляется возможным выделить аддиктивные мотивации, ведущие часто к развитию определенной формы алкоголизма и провоцирующие рецидив заболевания. Короленко и Донских (1990), приводят описание основных аддиктивных мотиваций, наблюдающихся при развитии алкогольного поведения: 1. Атарактическая мотивация. Содержание атарактической мотивации заключается в стремлении к приему алкоголя с целью смягчить или устранить явления эмоционального дискомфорта, тревожности, сниженного настроения. 2. Субмиссивная мотивация. Содержанием мотивации является неспособность отказаться от предлагаемого кем нибудь приема алкоголя. При этом выдвигаются различные оправдательные причины, как, например, «неудобно», «не хочу обидеть хороших людей» и др. Мотивация отражает выраженную тенденцию к подчинению, зависимости от мнения окружающих.

3. Гедонистическая мотивация. Алкоголь употребляется для повышения настроения, кайф — эффекта, получения удовольствия в широком смысле этого слова. 4. Мотивация с гиперактивацией поведения. Алкоголь потребляется для того, чтобы вызвать состояние возбуждения, активизировать себя. Притягательным свойством алкоголя является возникновения субъективного состояния повышенного тонуса, сочетающееся с повышенной самооценкой.

5. Псевдокультурная мотивация. В случаях псевдокультурной мотивации, как правило, большое значение придается атрибутивным свойствам алкоголя. Характерны стремления к демонстративности, желание показать «изысканный вкус», произвести впечатление на окружающих редкими и дорогостоящими алкогольными напитками. Эта мотивация обычно сочетается с другими аддиктивными мотивациями и связана со стремлением компенсировать комплекс неполноценности [15].

Аналогичные виды мотивации выделяет и учёный из Новосибирска — В. Ю. Завьялов (1982). Он приводит рассуждения больных, относящихся к тому или иному виду мотивации. Так, при гедонистической мотивации рассуждения больных сводятся к следующему: «Почему я должен отказать себе выпить? Ведь жизнь-то одна, другой не будет. Кто может сказать, что случится завтра? И вообще: для чего жизнь, если лишать себя ее радостей?». При атарактической мотивации больные мотивируют прием спиртных напитков стремлением «отключиться» от горьких воспоминаний, навязчивых опасений, тревожных предчувствий, объясняют время от времени возникающей необходимость «разрядиться, расслабиться, успокоиться, собраться с мыслями, перевести дух», потребностью «оглушить себя, забыться, выключить сознание и ни о чем не думать, вырубиться…».Такая мотивация свидетельствует, кроме того, об очевидных аффективных нарушениях, природа которых может быть различной: невротическая депрессия, психопатические фазы и реакции, алкогольная депрессия. Нельзя исключить и возможность эндогенных колебаний настроения. При субмиссивной мотивации больным владеет стадное чувство «быть как все, не выделяться, не быть белой вороной». Не сопротивляясь внешнему давлению, они не могут также контролировать внутренние импульсы, то есть являются внутренне зависимыми. Субмиссивная мотивация, таким образом, только маскирует остающиеся неосознанными побуждения к опьянению. При мотивации с гиперактивацией поведения формулировка мотивов выглядит следующим образом: «Требуется подхлестнуть себя, подстегнуть лошадку… Пью, когда устаю, чтобы взбодриться… Ничего не хочется делать, выпьешь — энергия появляется… Трезвым трудно быть на сцене, все получается лишь в опьянении… С женщинами бывает все хорошо, если выпиваю…». При псевдокультуральной мотивации пациенты демонстративно подчеркивают, что не имеют ничего общего с рядовыми «сивушниками, которым только и надо, чтобы залить мозги чем попало».

В.Ю. Завьялов в своей классификации выделяет традиционную мотивацию и характеризует её как употребление алкоголя по санкционированным в данной микросреде поводам (праздники, банные дни, банкеты и пикники, деловые встречи «и мн. др.). Больные умело используют любой удобный для выпивки случай, искусно создают новые питейные ситуации, ловко втягивая в них окружающих, что долго маскирует патологическую потребность в опьянении.

Приведенная классификация, как и другие подобные, статична не отражает всего многообразия мотивов, их связи с личностной структурой, возрастом и динамикой болезненных изменений. Остаются неясными особенности мотиваций опьянения, отличающие болезни зависимости от бытовых и симптоматических форм наркотизма. Нет четкости в представлениях о последовательности, в какой развивается патологическое влечение к опьянению [15].

Анализ мотивации опьянения позволяет получить ценную информацию о направленности личности пациента. Следует лишь заметить, что изучение мотивации не сводится к механической констатации высказываний пациентов. Изучение обычно показывает, что истинные мотивы опьянения не всегда совпадают с тем, что пациенты говорят по этому поводу. Мотив алкоголизации может быть оправдательным элементом больных. Кроме того, можно отметить, что на поведение больных алкоголизмом во многом влияют поступки, в структуре которых преобладает та или иная мотивация. Типичным для аддиктивных личностей является мотив пассивности (пассивное созерцание в условиях противоречий, конфликтов). Прогрессу алкогольного поведения способствуют прошлые мотивы или мотивы, раннее используемые близким окружением при взаимодействии с пациентом (мотив доминирования, унижения, агрессии).

Зыбкая структура личности, несформированная «Я-концепция», низкий уровень ценностей и интересов провоцируют у больных алкоголизмом примитивные психологические защиты и использование незаурядных мотивов в деятельности.

Формирование мотивации к полному воздержанию определяет в целом успех лечения и зависит от правильного использования интрапсихических и социальных факторов, значимых для мотивации. Здесь необходима правильная оценка в каждом случае индивидуальной сложной системы наследственных факторов, условий раннего развития, личностной структуры, социокультуральных и семейных влияний, сопутствующей психиатрической патологии. Пессимистическое заключение об отсутствии мотивации к лечению слишком часто скрывает неумение врача найти индивидуальный подход к больному, установить с ним терапевтически продуктивные отношения.

При исследовании мотивационной сферы были использованы рассказы пациентов по картинкам, которые отражают уровень распада личности, ведущий мотив деятельности, содержательную сторону установок и мотивов. Анализ рассказов больных алкоголизмом позволяет сделать следующие выводы ( проведению методики предшествовала ознакомительная беседа):

1. Пациент С. (2стадия, возраст 28л) – генетической отягощенности нет, на момент проведения методики субдепрессивное состояние, фиксация на негативных моментах своей личности и жизни, чувство вины (из беседы). Этиология заболевания обусловлена психогенным мотивом (из анамнеза – личная трагедия). Употребляет алкоголь для снятия напряжения ( со слов пациента).

В рассказах больного прослеживается конфликт: «Мать и сын в ссоре….», «Женщина поругалась с мужем…», «У мальчика произошёл конфликт с преподавателем…», это показатель агрессии. Идентифицирует себя с персонажем, участвующем в ссорах и конфликтных ситуациях («мать и сын в ссоре»). Проекция на психогенную ситуации – межличностный конфликт с матерью. Необоснованно благополучные концы рассказов оптимистического характера, «всё будет хорошо. наступит спад агрессивности….» говорят о наличии невротического расстройства, у пациента есть надежда на успех (чудо). Грубая алкогольная тематика не выявлена. Склонен к борьбе с трудностями, отсутствие «прошлого» или «будущего» в рассказах может быть признаком существования конфликтных переживаний в прошлом. В целом эмоциональный фон негативный. Потребность в позитивном эмоциональном контакте. Идентифицирует себя с характером противоположного пола, выражает часть своей личности, «женственный» компонент, «женщина поругалась с мужем». Проявляются стремления и установки к решению проблемных, психотравмирующих ситуаций. По картинке 3 «Мальчик со сломанной скрипкой» в рассказах больного можно отметить проекцию, из описаний проявляются страх перед упреком и жизненными трудностями. Герои рассказов имеют следующие характеристики: неполноценность, делинквентность, склонность к конфликтам (высокая степень вовлечения в межличностные конфликты), целеустремленность, чувство вины, оптимизм, надежда на успех, тревожность, аутизм. Потребности героев рассказов сводятся к стремлению разрешить конфликт, мысли о «светлом» будущем. Дом ассоциируется с чем-то нехорошим, возможно трудности в прошлом, семейные неурядицы. Возможно, в семье у больного присутствует эмоциональная отгороженность, отсутствие близких эмоциональных контактов, отчужденность («… разойдутся по своим углам»). Ярко прослеживается мотив унижения, стремление подчиняться насилию или давлению, чтобы избежать уп­реков, наказания (« в результате диалога с учителем парень решит ещё немного больше попробовать приложить усилий», «муж хочет посмотреть на её страдания» — элемент комплекса садизма). Мотив достижения (успех) проявляется в стремлении совершить что-то значительное («всё будет хорошо у её сына, который уезжает в другое место на хорошую работу»). Присутствует пассивная мотивация (« Женщина сидит на стуле и её вид спокойный…»). Подавленность настроения, уныние, отмечаются переживания, чувство разочарова­ния, печали, отчаяния («Хочет войти домой, но понимает, что её там ничего хорошего не ждет»). Силы среды, действующие на героев: женщины являются более дружелюбными, чем мужчи­ны. С фигурой матери в рассказах связаны ссоры, негативизм. Фигура учителя наделена авторитарными, деспотичными чертами – ситуация с конфликтом разрешается при активном участии героя. С фигурой учителя связано доминирование, попытка заставить что-либо сделать. Из рассказов видно, что пациент склонен добиваться успеха, когда ему помогают, а не когда он борется один. Герои рассказов терпят поражение в ситуациях доминирования – страх перед неудачей – этот фактор может оказаться толчком к рецидиву у данного индивида. В проступках героя не наблюдается роковых последствий. Отмечается фрустрация и напряженность. Высокая надежда на успех.

Читайте также:  Основные принципы лечения алкогольной зависимости

В рассказах отсутствует алкогольный юмор. Эмоциональная сфера обедненная. Мотивация на лечение присутствует. Конфликтность и агрессия в рассказах могут выступать в качестве психологической защиты.

2. Пациент А.(2стадия, возраст – 35л)- депрессивное настроение на момент выполнения задания, из анамнеза развод родителей, проблемы с жилищными условиями, с местом проживания. Генетической отягощенности не наблюдается. Употреблял алкоголь для поднятия тонуса ( со слов пациента).

Из содержания рассказов наблюдается распад личности по алкогольному типу. Прослеживается четка алкогольная тематика и проекция с образом алкоголика: «Пьяная женщина рыдает…», «…Ситуация могла возникнуть в результате злоупотребления сыном алкоголя». В рассказах содержится оптимистический конец – надежда на успех. Пациент идентифицирует себя с характером противоположного пола. Отмечается высокое чувство вины как фактор риска у пациента («чувствует свою вину…») — итрагрессия. В мышлении присутствуют повторяющиеся мысли, которые отражают цели и настрой больного, акцент на значимых моментах («Он попытается перестать пить…», «возможно она бросит пить…», «у неё хорошее настроение…, думает о чем-то хорошем…, всё закончится хорошо»). В этих предложениях так же отражается низкая способность к абстрагированию, сознание сконцентрировано на психогенных событиях. Существуют потребности в разрешении конфликтов, а так же есть потребность в достижении успеха, стремление работать над чем-то важным с энергией- посто­янством, совершать что-то значительное (идентификация с мальчиком , который «хочет исправить оценку, научиться играть») – мотив достижения. У испытуемого проявляются агрессивные тенденции («произошла ссора…»). Проявляется потребность в доминировании. Из рассказа — фигура матери пытается влиять на поведение, чувства и мысли героя («думает о том, как его заставить бросить пить…») проекция собственной бытовой ситуации. Отмечается пассивность, отражается в том, что героиня его рассказа пребывает в состоянии покоя, релаксации, расслабле­ния, наслаждается пассивным созерцанием или восприятием чувственных впечатлений («женщина сидит на стуле, думает о чем-то хорошем…»). Испытуемому присущи следующие внутренние состояния и эмоций: подавленность настроения, уныние, печаль, меланхолия. Тревога пациента выражается в описании сил, действующих на героя – это фигура матери. Возможно, у пациента межличностный конфликт с данной фигурой, в будущем герой настроен на примирение («мать и сын помирятся…»), надежда на успех в межличностных взаимодействиях. Со стороны фигуры матери доминирование в форме ограничения, пытается помешать герою бросить пить. Испытуемый описывает чувства близких людей по отношению к герою («мать переживает за сына…») – мотив заботы, значимыми являются отношения с родными. Таким образом, герои рассказов добиваются успехов, когда борются в одиночку. В целом, из рассказов видно, что пациент мотивирован на исправление своего поведения. Мотив изменения связан с чувством вины. Отмечается склонность наделять героев собственными чувствами – тенденция к избавлению от тяготящих чувств. Фактором риска является чувство вины, сниженный эмоциональный фон, мотив пассивности и межличностные конфликты.

3. Пациент Б. (2стадия, возраст – 46л) – генетической отягощенности нет, быстрая истощаемость, астения, субдепрессивное состояние, продолжительность ремиссий не более 1 месяца, в анамнезе ЧМТ, конфликты в семье. Мотив употребления объясняет импульсивным желанием : «Друга встретил и пошёл…».

Неалкогольная часть аддикции заключается в том, что здесь выступает особая аддикция отношений со стремлением проводить время в компаниях. Отношения реализовываются в группе приятных друг другу людей, которым нравится проводить время вместе. В рамках этих общих интересов формируется сообщество, собирающееся в фиксированных местах для совместного проведения времени. Такой способ времяпрепровождения становится доминирующим и оценивается как, может быть, самое важное в жизни. Ему предпочитаются многие другие вещи. Межличностные контакты в такого рода обществах предполагают обсуждения, разговоры и обмен информацией, представляющей совместный интерес. Участники таких компаний умеют создать психологический климат, устраивающий всех. Именно поэтому к нему возникает большое стремление. Алкогольная часть открыто не демонстрируется, а как бы подразумевается. Психологическая обстановка в таких компаниях во многом связана с действием алкоголя, облегчающего взаимодействие ее членов за счет растормаживающего эффекта, снятия запретов и ухода от контроля super ego[5]. Употребляются дозы алкоголя, не вызывающие состояния глубокого опьянения. Процесс употребления растянут во времени. Такая структура существует очень долго, иногда многие годы, фактически превращаясь в форму зависимости для людей, участвующих в компании. Таким образом, создаются «оранжерейные» условия для незаметного развития в последующем признаков физической зависимости прежде всего у лиц, более подверженных этому процессу.

В методике ТАТ картинки как отдельные события пациент не рассматривает, связывает всё в общий рассказ, это может быть связано с субъективной значимостью происходящей ситуации. Такая тенденция объясняется отсутствием понимания различия ситуаций, эмоциональных проявлений героев, снижением абстрактно-логического мышления. Отсутствие глубины сознания, воображения, низкие интеллектуальные способности отражаются в описании картинок. У больного отмечается проекции со своей жизнью, которая происходит в стационаре. Все ситуации на картинках сводятся к наличию психотравмирующих обстоятельств (алкоголизация одного из членов семьи, взаимоотношения врача и пациента). По-видимому, для испытуемого врач является авторитетной фигурой, героя — пациента испытуемый идентифицирует с собой. Значимые для испытуемого моменты в рассказе повторяются («пациент прислушивается и делает выводы…, пациент прислушивается к словам врача…»). Это может быть как показатель готовности к лечению и страх перед осуждением. В рассказах проявляется неумение формулировать письменную речь из эксплицитной ( пишет — «По картинке я не пойму чем она довольна…»), показатель низких когнитивных способностей.

Герои на картинках отличаются неполноценностью, психической не­нормальностью, одиночеством, склонностью к межличностным конфликтам. Испытуемый дает своеобразную интерпретацию картинки «Мальчик со сломанной скрипкой». В описании ситуации преобладающее место занимает психогенная обстановка – «В нормальной семье что-то произошло, мальчик загрустил…,виноваты родители…,если отец послушается врача, то в семье восстановится мир». Возможно, это психотравмирующая ситуация детства или текущего момента жизни( проекция с прошлой ситуацией детства). Невозможность объективно взглянуть на ситуацию, испытуемый придает ей субъективно значимый момент, который окрашен сильными переживаниями. Идентификация испытуемого с пьяным родителем прослеживается в большинстве рассказов, что характеризует отражение чувств и поступков, через героев картинки Психотравмирующей является собственная алкоголизация и ссоры в семье по поводу злоупотребления спиртным., сам факт алкоголизма является фактором риска для больного, ему трудно воспринимать себя как алкоголика.

В рассказах присутствуют следующие мотивы: мотив унижения – стремление подчиняться насилию или давлению, чтобы избежать уп­реков, наказания (« если отец послушается врача, то в семье восстановится мир»). Мотив достижения в рассказах отсутствует – у испытуемого нет желания активно бороться, изменяться, творчески развиваться. Интрагрессия не наблюдается. Доминирование проявляется в рассказах в попытках врача влиять на поведение пациента. Мотив пассивности отражается в рассказе: «задумчивая женщина сидит у окна…» — пребывание в состоянии покоя. Мотив беспомощности проявляется в том, что герой рассказа ищет успокоения в алкогольных напитках «отец видно сорвался стал опять выпивать», здесь же виден и страх рецидива. Эмоциональные отклонения проявляются в присутствии элемента депрессии в рассказе («семья распадется, сын останется без отца»), это характеризует подавленность настроения, уныние. На героев рассказов действующими силами являются фигура врача, которая ассоциируется у испытуемого с объектом помощи и поддержки, фигура матери отражает потребность в общении с эмоционально значимым лицом, а так же характеризует инфантилизм, т.к. один из рассказов ведется от роли ребенка («Мама расстроилась…»), детские воспоминания. В целом испытуемый не мотивирован на успех, выздоровление. Успеха может добиваться, когда ему помогают. Прослеживается мысль о том, что кто-то должен помочь вылечить испытуемого, сам он активность не проявляет. Высокий уровень конформизма может быть фактором риска.

4. И. (2стадия, возраст – 41г) – генетическая отягощенность, ремиссия – 5месяцев., причины алкоголизации со слов пациента: « спаивание народа, внедрение СМИ. культурные аспекты». Активно выступает за трезвый образ жизни, участвует в семинарах. Причину срывов объясняет давлением компании.

В рассказах прослеживается оптимизм, надежда на успех. Испытуемый идентифицирует себя с героем мужского пола. Наличие межличностного конфликта прослеживается в словах : «Развелся с женой…» — выявляется мотив унижения, склонность пассивно принимать едва выносимые условия, здесь же проекция с героем рассказа (возможно, психогенным моментом являются ссоры с супругой). В рассказах выявляются проекционные чувства больного по отношению к матери, к близким. В рассказе содержится элемент астении, но и стремление измениться (« надо начинать всё с начало…») Мотив достижения (успех) выражается во фразах: «Стал лауреатом, он думает о будущих концертах и хочет как можно быстрее оточить своё мастерство, он будет ездить по всему миру и радовать поклонников». Агрессии и интрагрессии не наблюдается. Жесткое доминирование отсутствует. Проявляется мотив заботы: «Сделает замечательный завтрак своим близким..» — стремление помочь, воодушевить. В этом же рассказе выявлен мотив пассивности, героиня пытается снять напряжение походом в лес, героиня пребывает в состоянии сна : « Она спала видела, видела прекрасный сон…, пойду в лес. ». Любовный мотив: « У них начался роман…» характеризует проекционную ситуацию из прошлого пациента. Мотив беспомощности, зависимости от кого-либо отсутствует. Силой, действующей на героя является фигура матери, с ней связано что-то не очень приятное, скорее упреки, может быть межличностный конфликт : «Мать теперь по долгу не будет видеть внуков…»( психотравмирующий фактор). У пациента наблюдается неадекватность, парадоксальность эмоций. На картинке «Мальчик рассматривает скрипку» испытуемый отмечает « он не может прийти в себя от счастья…», хотя объективно на лице мальчика выражено спокойствие, радостные эмоции отсутствуют. На картинке «Молодая женщина стоит с опущенной головой, закрыв правой рукой лицо. Левая рука протянута к двери» пациент рассказывает следующее: « Девушка проснулась, и, открыв дверь, солнце ослепило глаза, пришлось закрыть рукой…» хотя объективно девушка выглядит очень расстроенной. Таким, образом, пациент отражает своё эмоциональное состояние через поступки героев. Маниакальные высказывания противоречат реальному состоянию больного, это свидетельствует о наличии внутриличностного конфликта, защитные механизмы – проекции. Преувеличенное состояние счастья героев отражает неадекватность восприятия эмоционального состояния героев. В целом, у пациента прослеживается оптимистическая позиция. Концы всех рассказов заканчиваются благополучно: «Все будут довольны…., их отношения стали ещё лучше…., будет радовать своих поклонников…,сделает замечательный завтрак своим близким….». Вероятность рецидива высокая, поскольку преобладает пассивная мотивация, наличие неадекватного эмоционального состояния , объективно обстановку не оценивает, видит многие вещи в «розовых тонах», иллюзиях, склонен к конфоризму и фрустрации. Характеризуя личность, можно отметить скрытый комплекс неполноценности, наличие невротического конфликта, механизмы психологической защиты – отрицание, проекция.

5. Д. (2стадия, возраст – 32г) – госпитализация 3месяца, запои с 20лет. Причины алкоголизации объясняет тем, что не хочет отказывать на предложение. Со слов пациента имеются трудности в переключаемости, нацелен на выздоровление, генетическая отягощенность отсутствует.

В рассказах элементы межличностного конфликта с близкими людьми. Присутствует надежда на успех. Склонность к борьбе с трудностями в одиночку. Идентифицирует себя с героем мужского пола, который участвует в конфликте : « Ссора между матерью и сыном, он сказал ей что-то обидное…» — проекция с героем рассказа, во фразе наличие чувства вины по отношению к матери. Психогенны межличностные конфликты с родственниками. При возникновении конфликтных ситуаций отмечается высокий уровень фрустрации, поиск способов наладить настроение. Необычно счастливый конец характеризует инфантилизм пациента. В рассказах присутствуют следующие мотивы: мотив унижения выражается в страданиях героя под неприятным давлением: «Девочка плачет…её оскорбили…». Мотив агрессии эмоциональной и вербальной : «Мальчик не хочет играть на скрипке… он поругался с родителями…». Ярко проявляется интрагрессия в чувстве неполноценности и вины в ситуации с матерью и сыном, рассмотренной выше, дополнение: «… Сын знает, что нужно извиниться, но не знает как …». Отсутствует мотив достижения успеха, нет работы над чем-то важным, отсутствует стремление совершить что-то значительное, быть первым в деле, убеждать или вести группу, заниматься творчеством, проявлять в деятельности уверенность, амбицию. Мотив доминирования выражается в том, что героиня рассказа подвергается насилию («…девочку оскорбили..»). Мотив заботы проявляется во фразах « … Он думает как наладить отношения с ними…». Мотив пассивности: «… Осознание радости, чувство радости, радость за своих детей, жизнь…». Любовный мотив отсутствует. Мотив беспомощности: «… она думает, что это несправедливо…». Исследование Е.С. Мазур показало, что при реактивном состоянии отмечается фиксированность на травмах, переживаниях , преобладает чисто эмоциональная оценка заданий. Осмысление ситуации носило «патогенный» характер – она воспринималась как «оскорбительная», «несправедливая». Как отмечает Мазур в ТАТ это проявляется в неспособности развивать тему, что проявляется у данного больного. Регуляция поведения осуществлялась за счёт механизмов психологической защиты, которые в конечном счёте затрудняли целостную адекватную оценку ситуации, приводили к искаженной интерпретации случившегося [10]. В рассказе присутствует чувство уныния, отчаяния, меланхолии: « Девочка плачет….» это может быть элемент субдепрессивного состояния. Силы, действующие на героев, представлены фигурой матери и родителей, с ними связаны конфликтные ситуации героев. Алкогольная тематика в рассказах отсутствует. Пациент склонен к пассивному восприятию действительности, высокий уровень конформизма., подвержен чувству обиды, печали. Проявляется стремление к выздоровлению, поддержанию ремиссии, надежда на успех.

6. И.И.(2/3стадия, возраст -36л). Картинки №1 и №2как отдельные не воспринимает, всех персонажей заключает в один рассказ о супружеской измене – показатель актуальности и значимости ситуации. Это характеризует низкий уровень продуктивности мышления и воображения, переживания по поводу психотравмирующей ситуации в прошлом, страх потери близкого человека, страх неудачи. В рассказах присутствует острый любовный конфликт. Идентификация с героиней женского пола, которая переживает измену. В рассказах присутствуют мотивы: мотив унижения: « молодой человек бросил девушку, поругались». Мотив достижения: «…хочет научиться играть, думает с чего начать, думаю, будет великим скрипачём, а может забросить» — отражает боязнь неудачи, но желание добиться успеха. Выражена эмоциональная и вербальная агрессия : «… муж и жена поругались из-за любовницы…», интрагрессия в чувстве вины : «…он просит прощения…». Мотивы доминирования , заботы отсутствуют. Мотив беспомощности: «…сожалеет о содеянном, хочет простить прощения….». Конфликт в рассказах происходит на почве измены, испытуемый указывает на такие чувства как ревность, обида. Героями переживаются чувства утраты, разочарования. Описание любовного конфликта может быть как следствие резидуального бреда ревности в структуре алкоголизма. Силы, действующие на героя, представлены в виде оскорбленной супруги и другой женщины, межличностный конфликт сопровождает данную триаду. В целом, концовка рассказов представлена страхом перед неудачей и трудностями. Склонность бороться с трудностями, когда ему помогают. Фактором риска для данного испытуемого могут стать межличностные конфликты в семье. Психогенным является факт супружеской измены, неверности, который либо сопровождает пациента на данном этапе жизни либо мог быть в прошлом у пациента, может быть у его родителей. Ситуация рассказа – проекция переживаний пациента.

7. А.В. (2стадия, возраст – 45л). Картинки воспринимаются адекватно, эмоциональное состояние героев соответствует содержанию рассказов. Идентификация с героем мужского пола. В рассказах присутствует межличностный конфликт с фигурой матери — проекция, вероятно у испытуемого зависимые отношения с матерью, он выражает конфликт словами: « Сын и мать, у них возник конфликт, сын хочет жениться, сын добьется всего сам…» , стремление к самостоятельности и свободе выбора характеризует зависимость от близкого человека. Межличностный конфликт с матерью и близкими людьми является психогенным для испытуемого. Мотив пассивности выражается в релаксации героини: « …Женщина отдыхает, задумалась о будущем…» Мотив достижения: «…хочет вырасти в музыканта…». У испытуемого наблюдаются потребности в эмоциональных контактах, общении поскольку к персонажу на картинке он относится как к живому человеку , выражая пожелания: «Желаю ему всего хорошего…» Обеднение эмоциональной сферы, одиночество могут быть фактором риска. Мотив унижения присутствует во фразах : «…Девушка плачет, её оскорбил …». Агрессия выражается в межличностном конфликте с противоположным полом, но у испытуемого есть надежда на успех в конфликтном взаимодействии. Мотив заботы: «…Обидчик попросит прощения…». Любовный мотив отсутствует. Сила, действующая на героев, представлена фигурой матери, с которой не сложились отношения. Присутствует чувство вины. В рассказах отражена надежда на успех. Психотравмирующий фактор – напряженные отношения с близкими родственниками. Стремление бороться с трудностями в одиночку.

8.Р (2/3стадия, возраст – 42г) – идентификация с лицом женского пола. Присутствуют следующие мотивы – мотив унижения: «…Мать обиделась на сына…» Мотив достижения и успеха отсутствует. Вербальная агрессия: «…поругалась с парнем…». Мотива интрагрессии в рассказах нет. Доминирование представлено фигурой матери: «…Будет так как захочет мама», авторитаризм и склонность к изменениям под действием значимого лица – возможна, проекция фигуры матери с женой. Мотив заботы : «… сын думает как решить проблему…». Любовный мотив отсутствует. Мотив беспомощности выражается в стремлении избегать неприятностей: «…не любит эти занятии, он думает чтобы убежать играть в футбол…» — при решении проблем стремление к уходу . Эмоциональные отклонения проявляются в виде появления печали, депрессии в рассказе, хотя объективно эмоции на картинке не соответствуют представлениям испытуемого: « …Женщина в огорчении чем-то», объективно женщина просто задумалась, на лице нет огорчения, в этом неадекватность эмоций как проявление субдепрессивного состояния пациента. Сила, действующая на героя представлена фигурой матери, которая выражает давление по отношению к герою. Концовка рассказов носит относительно благополучный характер : «.. наверное всё наладится, всё будет хорошо», однако, твёрдой уверенности в благополучии нет, испытуемый предполагает оптимистическую концовку, надежда на успех. Легче добивается успеха в условиях, когда ему помогают. У пациента напряженность в отношениях с близким окружением.

В целом из всех рассказов пациентов можно выявить следующие основные моменты: отсутствие в рассказах литературных «героев», описание бытовых ситуаций свидетельствует о низких интеллектуальных, когнитивных способностях, отсутствие богатства воображения и знаний. 2-ой и 3-й пациенты фиксированы на психотравмирующих событиях своей жизни (алкоголизация). Темы всех рассказов простые и несут бытовую окраску (ссоры, алкоголизм, лечение, примирения),стиль рассказов преимущественно разговорный, нейтральный. В некоторых рассказах преобладает необъяснимо счастливый конец, что свидетельствует о неадекватности восприятия , подчеркивает отсутствие собств

источник